Хроника: 17-й Краснознаменный Брестский пограничный отряд. Часть вторая.

Хроника: 17-й Краснознаменный Брестский пограничный отряд. Часть вторая.

Шестая застава

Располагалась у д. Шумаки.

В 4.00 22 июня 1941г., с момента открытия по заставе артиллерийского огня, пограничники во главе с лейтенантом Е. А. Герасимовским1 заняли оборону и отбивали атаки противника до 17.00. В 17.00 высланной разведкой было установлено, что противник предпринял обход с целью окружить заставу и уже занял д. Колодно (северо—восточнее заставы), поэтому начальник заставы отдал приказ отходить к д. Костычи.

По достижении высоты с вышкой на правом берегу р. Лесная, пограничники наткнулись на немецкий танк, который открыл по ним огонь, в результате был убит повар заставы Шикунов и присоединившийся к заставе пулеметчик—красноармеец, ранена жена политрука Шульгина.

Седьмая застава

Располагалась у д. Непли, на берегу р. Западный Буг.

В ночь с 21 на 22 июня сюда прибыла резервная застава во главе с лейтенантом Бобровым. Также здесь находился и заместитель начальника 2 й комендатуры старший политрук В.Г. Умнов.

22 июня 1941г. в 4.00 немецкими войсками по заставе был открыт артиллерийский, минометный и пулеметный огонь. Во время обстрела погиб начальник заставы лейтенант Н. И. Авилов и командование принял старший политрук В.г. Умнов.

Личный состав занял огневые точки и приготовился к бою. В 5.00 рота противника стала на лодках переправляться через р. Западный Буг.Подпустив противника на середину реки, пограничники открыли огонь. Несколько резиновых лодок были потоплены вместе с солдатами и офицерами, остальные повернули обратно. После неудавшейся попытки переправиться, противник снова открыл по заставе артиллерийский, минометный и пулеметный огонь. После часового огневого налета немцы снова начали переправу — и снова организованный огонь пограничников сорвал попытку. Так как часть траншей на берегу реки была разрушена, то старший политрук отдал приказ отойти и занять круговую оборону в опорном пункте заставы.

Вскоре немцы возобновили форсирование реки батальоном, но пограничники и на этот раз сорвали их переправу. Спустя 30–40 минут противник, под прикрытием острова и группы деревьев, с большими потерями все же переправился на правый берег реки и закрепился на нашей территории. Затем под прикрытием огня фланговых групп, находившихся на правом берегу, основные силы немцев снова начали переправляться на лодках напротив заставы, но опять были отброшены назад. В этом бою противник потерял 30–35 человек убитыми и ранеными. Потери в личном составе заставы составили: один убитый и восемь раненых. Был выведен из строя станковый пулемет. Горели помещение заставы и дома начсостава. Под прикрытием дыма от пожаров раненые и семья начальника заставы лейтенанта Авилова были эвакуированы в тыл.

После очередной неудавшейся попытки переправиться через р. Западный Буг и атаковать заставу, около 13.00 противник силой до батальона начал наступать на заставу с флангов. Подпустив его на 250—300м, пограничники открыли пулеметный и ружейный огонь. Немцы залегли и открыли ответный огонь. В это время вышел из строя второй (последний) станковый пулемет и были убиты его первый и второй номера. Был тяжело ранен в обе ноги младший сержант Николай Пирюшев, в плечо — повар И. К. Григорьев.

А немцы, не считаясь с потерями, снова наводили переправу напротив заставы. Дважды раненный старший политрук Умнов продолжал руководить обороной, но из—за мучительных болей в ногах не мог стоять, тогда бойцы посадили его на лошадь и отправили в комендатуру. По дороге он получил третье ранение...

Застава, оборону которой после убытия В.Г. Умнова возглавил лейтенант А. Я. Сазонов, вела бой уже восемь часов. С левого берега Западного Буга противник продолжал переправлять свежие подразделения, а ряды пограничников редели, заканчивались гранаты и патроны, поэтому лейтенант Сазонов принял решение отойти к д. Клейники. Группу из 18 человек возглавил заместитель политрука Константин Недпига. Отход заставы остались прикрывать помощник начальника заставы лейтенант Сазонов и начальник резервной заставы лейтенант Бобров с пулеметом.

Пограничники отходили кустарником и болотами, унося раненых. Отбиваясь от наседавшей пехоты противника, они вышли к д. Кленики около железнодорожного моста через р. Лесная, где, присоединив к себе отделение охраны железнодорожного моста, отрыли окопы и заняли оборону.

В 15.00 по дороге на Брест появилась походная колонна немцев. Дав ей возможность миновать д. Кленики, пограничники открыли огонь. Колонна противника развернулась, из ее состава были выделены две группы, которые атаковали пограничников. Под численным и огневым превосходством противника застава была вынуждена отойти, прикрываясь лесным массивом.

К исходу дня оставшиеся в живых пограничники присоединилась к отходящим частям РККА.

Восьмая застава

Под командованием начальника заставы старшего лейтенанта М. Н. Серветкина (или Севветникова), располагавшаяся у д. Дубровка, в 4.00 подверглась артобстрелу. Заняв оборону, застава приготовилась к отражению атак противника. Немцы продолжали вести интенсивный артогонь, в результате которого были выведены из строя два станковых пулемета, убит красноармеец А. С. Матвеев и ранен красноармеец Базин. Затем, по воспоминаниям бывшего помощника начальника заставы А. М. Жданова, застава до 16.00 совместно со стрелковым батальоном, который занял оборону слева от нее, отражала атаки мелких групп противника, которые, встретив сопротивление, обходили участок заставы.

В 16.00 застава получила приказ на отход. Первой отходила группа под командованием начальника заставы, второй — группа в количестве 20 человек под командованием А. М. Жданова. Эта группа вышла в район действий 283—й стрелковой дивизии. Судьба первой группы неизвестна.

Девятая застава и третья комендатура

Располагались в одном здании у Тереспольских ворот Брестской крепости.

Начальником комендатуры был капитан М. Ф. Перов, начальником заставы — лейтенант А.М. Кижеватов, его заместителем — политрук Сергей Степанович Филатов.

В полночь старший наряда пограничник Семен Сидоренко доложил о звуке танковых моторов на противоположном берегу Западного Буга. После полуночи с правого фланга участка поступил доклад о немецком бронепоезде, который приблизился к железнодорожному мосту через Западный Буг. Получив эти доклады от дежурного по заставе пулеметчика Ивана Савченко, лейтенант Кижеватов отправил политрука С. С. Филатова на правый фланг проверить наряды, а сам стал звонить в отряд. В это время, подошедший к мосту бронепоезд открыл огонь по крепости и вокзалу. Кижеватов дал команду «В ружье!» и выскочил на улицу. В тот же момент снаряд попал в здание заставы и разрушил его половину.

Ровно в 3.15 утра по берлинскому времени немцы начали боевые действия, открыв по крепости огонь артиллерии и реактивных минометов. Каждые 4 минуты огонь переносился на 100 м восточнее.

В 3.19 штурмовой отряд немецкой пехоты и саперов 135—го пехотного полка 45—й дивизии на 9 резиновых моторных лодках двинулись на захват мостов через Буг и к 3.30, при поддержке бронепоезда, был захвачен железнодорожный мост. К 4.00 немцы, потеряв до 2/3 личного состава, захватили и два моста, соединяющие Западный и Южный острова с Цитаделью, и, сломив сопротивление пограничных нарядов и небольших групп бойцов гарнизона крепости, ворвались в Брестскую крепость через Тереспольские ворота и заняли здание бывшей церкви.

У Тереспольских ворот пограничники 9—й заставы попытались остановить немцев в рукопашном бою, в котором отличились Кижеватов и рядовой Иван Ткаченко, но силы были неравными.

Однако продвижение других групп немцев, пытавшихся прорваться через Тереспольские ворота было приостановлено подоспевшими на помощь пограничникам бойцами 333—го стрелкового полка 6—й стрелковой дивизии и пограничниками. В бою отличились пулеметчики Григорий Еремеев и Василий Данилов.

В 6.23 штаб 45-й немецкой дивизии доложил в корпус, что вскоре будет взят Северный остров Брестской крепости. В докладе говорилось, что сопротивление советских войск, пустивших в ход бронетехнику, усилилось, но ситуация под контролем. Однако позже командованию 45-й дивизии пришлось ввести в бой резерв — 133-й пехотный полк. К этому времени в боевых действиях были убиты два из пяти немецких командиров батальонов и тяжело ранен командир полка.

В 10.50 штаб 45-й дивизии доложил командованию корпуса о больших потерях и упорных боях в крепости. В докладе говорилось: «Русские ожесточенно сопротивляются, особенно позади наших атакующих рот. В Цитадели противник организовал оборону пехотными частями при поддержке 35–40 танков и бронеавтомобилей. Огонь вражеских снайперов привел к большим потерям среди офицеров и унтер-офицеров»2.

После нескольких попыток штурма немцы передали в Цитадель ультиматум о капитуляции, на что гарнизон крепости ответил огнем. Тогда немцы подвергли крепость ударам артиллерии и авиации, после вновь пошла в атаку пехота. Красноармейцы и пограничники встретили ее плотным огнем, а затем перешли в контратаку. Противник отступил.

В 14.30 командир 45-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Фриц Шлипер, находясь на Северном острове, частично занятом его войсками, принял решение с наступлением темноты отвести подразделения, уже проникшие на Центральный остров, поскольку, по его мнению, захватить Цитадель действиями только пехоты было невозможно. Шлипер решил, что во избежание напрасных потерь Цитадель следует взять измором и регулярными обстрелами, поскольку железнодорожная линия к северу от Брестской крепости и автодорога к югу от нее уже могли использоваться немцами для наступления на восток, а сама крепость осталась в тылу наступающих войск. По его воспоминаниям, к Цитадели «нельзя было подступиться, имея только пехотные средства, так как превосходно организованный ружейный и пулеметный огонь из глубоких окопов и подковообразного двора скашивал каждого приближающегося. Оставалось только одно решение — голодом и жаждой принудить русских сдаться в плен...».

Однако в центре Цитадели, в здании бывшей церкви, оставалось около сотни немецких солдат, которые прорвались в Цитадель с Западного острова, захватили церковь и пытались пробиться к восточной части Цитадели на соединение с 1-м батальоном 135-го полка. Однако батальону не удалось прорваться в Цитадель и немцы отступили обратно к церкви, где заняли круговую оборону.

А пограничники с наступлением темноты перебрались в подвал казармы 333—го стрелкового полка, где лейтенант Кижеватов встретился со старшим лейтенантом А.Е.Потаповым, с которым наметили план совместных действий и сформировали из групп бойцов отделения.

23 июня с 5.00 немцы начали артобстрел Цитадели, затем против защитников Брестской крепости были применены танки — четыре трофейных французских Somua S-35. Один танк был подбит гранатами у Северных ворот крепости, а второй прорвался в центральный двор Цитадели, но был подбит огнем пушки 333-го полка (оба подбитых танка немцам удалось эвакуировать), третий был подбит зенитным орудием в Северных воротах крепости.В этот же день защитники Цитадели смогли добраться до двух складов вооружения, где было большое количество пистолетов—пулеметов ППД, патронов, а также минометов с боезапасом. После этого начался массированных обстрел позиций противника.

Вскоре с Северного и Южного островов немцы начали психологическую атаку: автомашины с громкоговорителями стали призывать защитников сдаваться. В 17.15 немцы объявили о прекращении артобстрела на полтора часа — для желающих сдаться. Учитывая тяжелое положение защитников, у которых не хватало продуктов и воды, от чего больше всего страдали женщины, дети и раненые, командование защитников Цитадели приняло решение чтобы они покинули крепость. И вскоре из руин вышло несколько сот человек, значительная часть из них — женщины и дети семей комсостава, но многие женщины, не имевшие детей, и подростки остались.

С наступлением темноты несколько групп пограничников и красноармейцев попытались вырваться из крепости, но, как и накануне, эти попытки закончились неудачей — прорывавшиеся или погибли, или попали в плен, или возвращались обратно.

24 июня немцам удалось вывести своих солдат, блокированных в Церкви. В этот день артобстрел крепости длился целый день. В 16.00 штаб 45-й дивизии доложил в штаб корпуса, что Цитадель взята и проводится подавление отдельных очагов сопротивления, а в 21.40 последовал доклад о полном захвате Брестской крепости. Однако боевые действия продолжались. Немцы сформировали боевые группы из саперов и пехоты, которые методично ликвидировали остававшиеся очаги сопротивления на Центральном острове и на восточной части Северного острова. Для этого использовались подрывные заряды и огнеметы, однако 25 июня у немецких саперов остался лишь один огнемет из девяти, да и тот они не могли использовать без поддержки бронетехники, так как защитники вели плотный огонь.

26 июня на Северном острове немецкие саперы взорвали стену здания школы политсостава и взяли в плен около 450 красноармейцев. После этого основным очагом сопротивления на Северном острове остался Восточный форт. По показаниям перебежчика, 27 июня там оборонялось до 400 бойцов и командиров во главе с майором Петром Гавриловым. Против форта немцы применили два оставшиеся танка, которые открыли огонь по амбразурам форта, и, как сказано в докладе штаба 45-й дивизии, «русские стали вести себя тише, но непрерывная стрельба снайперов продолжалась из самых неожиданных мест».

На Центральном острове красноармейцы и пограничники, оборонявшиеся в северных казармах, 26 июня решили пробиваться из крепости. В авангарде пошел отряд из 100-120 бойцов под командованием лейтенанта Виноградова. Им удалось прорваться из крепости, потеряв половину своего состава, но вечером 26 июня остатки отряда были окружены немцами и почти полностью уничтожены. Виноградов и несколько бойцов попали в плен.

Остальным защитникам Цитадели прорваться не удалось, в том числе и пограничникам. Но попытки прорыва из Цитадели были повторены 27 и 28 июня, но из—за больших потерь больше не повторялись. По воспоминаниям уцелевших защитников, раненый лейтенант Кижеватов собрал всех оставшихся в живых пограничников, поблагодарил их за службу и предложил желающим группами по два—три человека прорваться через кольцо окружения, сам же сказал, что остается в крепости, так как надеется на скорое контрнаступление Красной Армии.

Утром 28 июня те же два немецких танка и несколько самоходных орудий, возвращавшихся из ремонта на фронт, начали обстрел Восточного форта на Северном острове. Но это не принесло каких—либо результатов и командир 45-й дивизии попытался вызвать авиацию, однако из—за низкой облачности в тот день авиация не смогла нанести удар по крепости.

Но 29 июня в 8.00 немецкий бомбардировщик сбросил на Восточный форт 500-килограммовую осколочно—фугасную бомбу, затем была сброшена еще одна 500-килограммовая и 1800-килограммовая бомбы, в результете чего форт был практически полностью разрушен.

После этой бомбардировки немцы пошли на штурм форта и к наступлению темноты захватили его, взяв в плен 389 человек. Утром 30 июня, тщательно обыскав руины Восточного форта, немцы нашли еще несколько раненых его защитников3. После чего штаб 45-й дивизии вторично доложил о полном взятии крепости.Но какие потери понесли немцы при взятии крепости? В рапорте командира 45-й дивизии от 30 июня 1941 г. приводятся такие данные: «Дивизия взяла 7000 пленных4, в том числе 100 офицеров. Наши потери — 482 убитых, в том числе 48 офицеров, и свыше 1000 раненых». Для сравнения — в ходе польской кампании 45-я дивизия за 13 дней боев потеряла 158 человек убитыми и 360 ранеными.

По имеющимся данным, в первых числах июля Кижеватов во главе группы пограничников пытался прорваться к понтонному мосту через Западный Буг и взорвать его, но был смертельно ранен. Точная дата его гибели неизвестна. Осенью 1942г. погибла и его семья: мать, жена и трое детей были расстреляны немцами...

После освобождения Бреста от немецких оккупантов в руинах крепости на стенах казематов были обнаружены надписи, сделанные ее защитниками. Некоторые из них, возможно, сделаны пограничниками.

Десятая застава

Располагалась у д. Волынка.

В 4.00 22 июня 1941г. застава, которой командовал младший лейтенант М. К. Ишков , подверглась неожиданному обстрелу артиллерии и минометов противника.

Казарма и другие деревянные постройки заставы загорелись. Личный состав по боевой тревоге занял оборонительные сооружения. Форсировав р. Западный Буг в центре участка заставы, немцы, используя складки местности, попытались с ходу овладеть опорным пунктом пограничников. Но огнем станковых пулеметов сержанта Александра Круглова и Ивана Монодика, ручных пулеметов Николая Андреева, Михаила Плотникова и Петра Петрова, стрелкового оружия пограничники отбили атаку. Понеся значительные потери, противник отступил, но на заставу обрушился мощный артиллерийско—минометный огонь.

Затем снова началась атака пехоты. Когда немцы подошли на расстояние 100—150м, пограничники открыли огонь. Противник не успел опомниться, как первая цепь была уничтожена полностью. В бою отличились снайперы рядовые Афанасий Агеев, Александр Гусаров и Иван Соколов. Немцы залегли и начали продвигаться вперед ползком. Тогда пограничники пошли в контратаку. Немцы не выдержали штыкового удара и, оставляя на поле боя убитых и раненых, побежали... Так была отбита вторая атака.

К 6.00 опорный пункт в очередной раз подвергся артиллерийскому обстрелу. Затем наблюдатель Владимир Красноносов доложил, что со стороны Варшавского шоссе на опорный пункт начала наступление вторая группа противника численностью до роты.

Вскоре немцы, окружив опорный пункт заставы, попытались атаковать его с двух направлений. Но пограничники огнем из стрелкового оружия и гранатами сорвали и эту атаку. Затем немцы подвергли заставу новому артиллерийско—минометному обстрелу. А во второй половине дня, зная, что пограничников осталась небольшая группа, немцы предъявили ультиматум — прекратить сопротивление и сдаться в плен. Когда пограничники отвергли его, немцы пошли в очередную атаку. Имея превосходство в силах, они блокировали группу Ишкова, занимавшую оборону в кирпичном сарае у дома командного состава. Тогда пограничники поднялись в рукопашную. Многие из них погибли в этом бою, погиб и начальник заставы.

Прорвавшиеся из окружения, выполняя приказ начальника заставы, вышли из боя и начали отходить в тыл к Котельне Боярской с задачей присоединиться к частям РККА.

К ночи от заставы осталась небольшая группа, занимавшая оборону в кирпичном сарае, который немцы взяли в плотное кольцо. Ночью противник не предпринимали атак, а с рассветом боевые действия возобновились. Так продолжалось 23 и 24 июня. Когда 25 июня немцы на очередное предложение сдаться вновь получили отказ, они установили пушки и прямой наводкой уничтожили последний очаг сопротивления заставы.

В музее обороны Брестской крепости в зале, где рассказывается о подвигах пограничников, есть такая надпись: «Эта земля принесена в музей с контрольно—следовой полосы пограничной заставы. Она пропитана кровью пограничников. Верные присяге и воинскому долгу, пограничники 10—й заставы в течение суток сражались с врагом. Личный состав заставы погиб в неравном бою с фашистами».

Одиннадцатая застава

22 июня 1941г. в 4.00 над заставой, располагавшейся у д. Митьки, в направлении Бреста пролетел немецкий самолет, в это же время противник открыл сильный артогонь по заставе, укрепрайону и химгородку. Началась бомбардировка с воздуха. Застава по тревоге заняла оборону. Обстановка была неясной, а связь с комендатурой оказалась нарушенной. Высланная разведка в направлениях д. Митьки и Котельня Боярская доложила, что танки противника продвигаются по шоссе от Михайловки на Волынку.

Для прикрытия брода через р. Западный Буг начальник заставы старший лейтенант В. В. Евдокимов выслал группу во главе с младшим сержантом Николаем Михайловичем Михайловским. Расчет станкового пулемета под командой младшего сержанта Р. К. Хабибулина в составе Абубакира Абдрахманова, Хасифа Фарзутдинова и Павла Карпенко занял огневую позицию у дамбы. Вскоре к ним присоединился еще один пограничный наряд. Когда большая группа противника на надувных лодках достигла середины реки, Хабибулин открыл огонь.

Ни одна из лодок не достигла нашего берега, но немцы засекли позицию пулеметчиков и начали ее артиллерийско—минометный обстрел. Когда огонь прекратился, пограничники переместились по скрытому ходу сообщения на другую замаскированную позицию. Вскоре противник возобновил переправу. Пулемет не стрелял и немцы, решив, что пограничники уничтожены, поднялись во весь рост и двинулись к реке с лодками. Когда самая большая группа немцев достигла нашего берега, а другая достигла середины реки их накрыла длинная пулеметная очередь.

Стойко держалась и группа младшего сержанта Н. М. Михайловского. Ружейно—пулеметным огнем и гранатами пограничники не допустили форсирования Буга немцами западнее Котельни—Боярской. Тогда немцы перенесли переправу южнее и, форсировав реку у д. Прилуки, обошли Брест с юго—востока.

Около 6.00 на заставу прибыл начальник штаба 3—й комендатуры старший лейтенант М. Ф. Перов, которого война застала на проверке границы. Попав под огонь противника, он был контужен, пытался пробиться в Брест, но после нескольких неудачных попыток, пробрался на заставу.

К этому времени разведкой было установлено, что противник обошел заставу с флангов и в тылу заставы стали появляться мелкие вражеские группы. В 8.00 пограничники установили, что по шоссе от Бреста движется немецкая автоколонна. По приказу Перова начальник заставы отозвал с границы группы Хабибулина и Михайловского и застава заняла круговую оборону. До батальона противника охватывало заставу с северо—востока и не менее роты с юго—востока. Немцы трижды пытались атаковать пограничников, но каждый раз отступали под ружейно—пулеметным огнем. В результате немцам так и не удалось замкнуть кольцо окружения вокруг заставы.

До 12.00 застава сражалась с противником в полуокружении. Кончались боеприпасы. В тылу появились танки противника. Сержант Поляков, ефрейтор Михаил Александрович Иванов и рядовой Семенов связками гранат уничтожили три танка, остальные повернули назад. Но и сами пограничники погибли.

По приказу старшего лейтенанта Перова начальник заставы, уничтожив все, что нельзя было унести, начал отвод заставы к химгородку с задачей соединиться с частями РККА. На железной дороге Брест — Влодава пограничники были обстреляны немецкой пехотой. Когда вышли к химгородку, то выяснилось, что он оставлен частями РККА и там находились немецкие танки. Застава взяла направление на д. Пугачево, где была обстреляна с воздуха авиацией противника.

В 23.00 застава в лесу присоединилась к дивизиону 204—го гаубичного артполка 6—й стрелковой дивизии. Командир дивизиона приказал двигаться заставе с ним, поставив задачу вести разведку и помочь сохранить материальную часть.

По пути к заставе присоединялись разрозненные группы бойцов из частей РККА. Одну из групп численностью около 30 бойцов 125—го стрелкового полка 6—й стрелковой дивизии возглавлял помощник начальника штаба полка капитан А. П. Завьялов, у которого под одеждой было укрыто Знамя части. Вскоре отряд насчитывал более 120 человек и его разбили на взводы, отделения, назначили командиров. Во главе отряда стал капитан Завьялов, его заместителем был назначен старший лейтенант Евдокимов, а начальником штаба — старший лейтенант Перов. Сводный отряд, двигаясь на Ковель, по пути нападал на колонны противника, взрывал мосты, переправы и т. д.

Двигаясь вместе с артдивизионом, застава в составе отряда 7 июля вышла в м. Сарны. А в конце июля застава снова влилась в 17—й пограничный отряд. Группа прикрытия, которую возглавлял младший сержант Р. Хабибулин, сражалась до последнего патрона. Сам Рашид Хабибулин получил тяжелое ранение и в бессознательном состоянии был пленен и погиб в концлагере в г. Бяла—Подляска в августе 1941г.

Двенадцатая застава

Располагалась у д. Прилуки.

Начальником заставы был лейтенант С. Д. Иванов , заместителем по политчасти — политрук С. Е. Михайловский.

В 4.00 22 июня застава подверглась орудийно—минометному и пулеметному обстрелу. Личный состав по тревоге занял оборонительные точки и вступил в бой. К 7.00 на заставу прибыло подкрепление — батальон 84—го стрелкового полка в составе трех стрелковых рот с тремя пушками, который занял оборону в районе д. Новые Прилуки.

До 19.00 застава вместе с батальоном вела бой с противником. В 20.00 застава в полном составе, за исключением одного убитого и двух не вернувшихся красноармейцев (из штаба 84—го стрелкового полка 6—й стрелковой дивизии), с батальоном 84—го стрелкового полка начала отход в направлении полигона. Подходя к шоссе Брест—Влодава, застава подверглась обстрелу, приняла бой, который вела до 23.00. В этом бою погиб старшина заставы Кононенко.

В 24.00 застава вышла на Кобринское шоссе и, двигаясь в направлении на Кобрин, вела бои совместно с батальоном РККА. Отразив многочисленные атаки противника, застава 23 июня вышла к Кобрину.

Тринадцатая застава

Располагалась у д. Страдичи.

В ночь с 21 на 22 июня на пограничном мосту через реку появилась группа немецких офицеров, которые потребовали у пограничного наряда, чтобы их срочно пропустили к начальнику заставы.

Начальник заставы лейтенант П. Н. Щеголев отдал приказ наряду немцев на советскую территорию не пропускать, а в район моста выслал дополнительный наряд. А 4.00 22 июня противник открыл по заставе артиллерийско—минометный и пулеметный огонь из—за которого личный состав заставы в дверь выйти не мог, так как выходы обстреливались, при попытке выхода в дверь был убит старший помощник начальника 2—го отделения отряда капитан И. С. Кулеш, поэтому пограничники выскакивали в окна и занимали оборону.

Немцы через мост, расстреляв охрану, прорвались на нашу территорию и застава вступила в бой. Вскоре раненый в ноги Щеголев был убит и его заменил политрук Г. Ф. Юров.

Через четыре часа боя, когда опорный пункт заставы был блокирован, а у пограничников были израсходованы все гранаты и патронов осталось на час боя, политрук Юров принял решение прорвать кольцо окружения и вывести оставшихся в живых пограничников в район дислокации подразделений 75—й стрелковой дивизии.

Шесть пограничников во главе с заместителем политрука Широковым, используя складки местности и лесной массив, вырвались из кольца окружения и присоединились к подразделениям РККА.

Группа политрука Юрова прорвала кольцо окружения штыковым ударом. По свидетельству жителей д. Страдичи Николая Ильича Сварида, Степана Шейко и других, тяжело раненного политрука немцы взяли в плен и расстреляли. Так же были расстреляны его мать и сын. По пути движения группы местные жители укрыли до 15 тяжелораненых пограничников. Но немцы узнали об этом и всех раненых увезли на территорию Польши. Дальнейшая их судьба неизвестна.

23 июня жители д. Страдичи Николай Сварида и Георгий Макаревич похоронили во дворе заставы лейтенанта П. Н. Щеголева, сержанта Якова Андреевич Абрамова, рядовых Александра Васильевича Попова, Сергея Терентьевича Климчука, Григория Максимовича Иванова, Николая Ивановича Кутарева и других, всего 12 пограничников.

Многих детей пограничников укрыли жители д. Страдичи. Григорий Селиверстович Яковчук укрыл сына начальника заставы, а его дочь — Тимофей Леонтьевич Лепенюк. Однако осенью 1942г. немцы собрали всех детей офицеров—пограничников, а также детей Домачевского детского дома и расстреляли их у примыкания дороги от Домачево к шоссе Томашевка — Брест. Сейчас на этом месте установлен памятник, на постаменте которого начертано: «23.9.1942г. немецко—фашистскими захватчиками расстреляны 54 человека — дети и их воспитательница Домачевского детского дома. Из поколения в поколение Вашу светлую память будут чтить все советские люди».

Четырнадцатая застава

Располагалась у д. Дуричи (ныне — д. Ольха).

На рассвете 22 июня пограничные наряды заставы, находившиеся на границе, приняли неравный бой с немцами, начавшими переправу.

Начальник заставы младший лейтенант Андрей Федорович Бородин с группой пограничников, станковым и ручным пулеметами немедленно прибыл в район переправы. К этому времени немцы уже форсировали р. Западный Буг и двигались колонной. Установив пулеметы на удобных для боя позициях, начальник заставы организовал засаду. Когда голова колонны прошла засаду, со всех сторон по ней был открыт пулеметно—винтовочный огонь, полетели гранаты. Оставляя на дороге трупы, немцы в панике отступили к Западному Бугу.

Вскоре на помощь разгромленной колонне противник бросил в бой три бронетранспортера. Один из них уничтожила группа пограничников под командой лейтенанта А. М. Голикова.

Затем пограничники отошли в район опорного пункта заставы и заняли круговую оборону. Вскоре опорный пункт атаковало немецкое подразделение силой до пехотной роты, но пограничники организованным огнем отразили атаку. Тогда по позициям заставы был открыт артиллерийско—минометный огонь, затем три самолета начали бомбить ее территорию. Загорелись помещения, среди пограничников появились убитые и раненые.

После огневого налета началась психическая атака противника. Группа под командованием комсорга заставы ефрейтора Михаила Егорова забросала наступающих гранатами и штыковым ударом уничтожила прорвавшихся на территорию заставы. Михаил Егоров в этом бою получил смертельное ранение и скончался.

Во второй половине дня немцы попытались овладеть опорным пунктом заставы под прикрытием бронетранспортеров, но выброшенный ими десант пограничниками был полностью уничтожен.

Видя бесплодность своих атак, немцы прекратили их, но продолжали вести огонь по опорному пункту. К исходу дня застава потеряла около половины личного состава и израсходовала запас боеприпасов. В этой ситуации командование заставы приняло решение прорвать кольцо окружения и соединиться с частями РККА.

С наступлением темноты пограничники под прикрытием огня пулеметов, перешли в контратаку, прорвали окружение и вышли в Меднянские леса, где соединились с подразделениями 75—й стрелковой дивизии генера—майора С.И.Недвигина.

Пятнадцатая застава и четвертая комендатура

Дислоцировались в районе ж. д. ст. Дубица, занимая массивное двухэтажное здание, вокруг которого были вырыты два ряда окопов с пулеметными ячейками.

Воины 15 пограничной заставы .Сидит справа младший сержант Алексей Новиков. Фото 1940 года В 4.00 22 июня застава, которой командовал капитан Алексей Николаевич (Семенович) Коробко была подвергнута артиллерийско—минометному и пулеметному обстрелу.

Как только начался обстрел, пограничники по команде политрука комендатуры Ивана Ивановича Елистратова немедленно заняли свои участки и приготовились к обороне. Из кустов на противоположном берегу р. Западный Буг появились лодки с десантом. Видимо, немцы хотели захватить плацдарм, чтобы навести мост. Под прикрытием артиллерийского и минометного огня лодки быстро пересекли реку, но как только они приблизились к нашему берегу, как пограничники открыли огонь из пулеметов и винтовок.

После первой попытки противника форсировать реку, последовала вторая, третья, но и они были отбиты...

Немецкая пехота неоднократно атаковала заставу, но под сильным стрелково—пулеметным огнем откатывалась назад, неся значительные потери. Особенно отличился в бою станковый пулеметчик ефрейтор Ткаченко (впоследствии погиб). В обороне застава находилась до 12.00, затем по приказу личный состав заставы начал отходить в тыл. При отходе был тяжело ранен политрук заставы Виктор Федорович (Филиппович) Павлюк. Оставшийся в живых личный состав заставы отошел в тыл и присоединился к частям 75—й стрелковой дивизии.

Командир отделения младший сержант А. А. Новиков и повар заставы рядовой Н. Е. Ставницкий, находясь в наряде, заняли позицию с ручным пулеметом у огромного дуба, росшего на берегу р. Западный Буг. Стоило немцам начать переправу, как пограничники выходили из укрытия и открывали прицельный огонь. После отражения первой атаки Н. Е. Ставницкий успел принести из горящей заставы ящики с патронами, но вскоре был смертельно ранен осколком снаряда, однако Новиков продолжал вести бой, заняв оборону в дупле дуба. Ночью немцы не отважились приблизиться к дубу, а 23 июня вызвали на помощь авиацию, затем открыли артогонь. Но стоило противнику возобновить переправу, как со стороны дуба вновь застрочил пулемет.

Три раза 23 июня срывал Новиков попытки немцев переправиться через реку. Только ночью, переправившаяся в другом месте, специальная группа противника окружила дуб и захватила в дупле тяжелораненого, потерявшего сознание А. Новикова. После полудня 24 июня немцы принесли умирающего пограничника в польский монастырь д. Яблечна. Новиков отказался отвечать на вопросы немцев, отказался и от медицинской помощи. Тогда немцы позвали настоятеля монастыря Александра Мамчура. Он перевязал рану, но пограничник был очень слаб, истекал кровью. Похоронили Новикова на территории монастыря.

После окончания войны младший сержант А. А. Новиков был награжден орденом Отечественной войны I степени (посмертно), а постановлением СМ БССР № 168 31.05.1968г. его имя было присвоено 14—й пограничной заставе ныне 86—го пограничного отряда (ныне — 86—я Краснознаменная пограничная группа им. Ф. Э. Дзержинского)5.

Шестнадцатая застава

Располагалась у д. Борисы, что около пос. Домачево.

22 июня в 4.00 по ней открыла огонь немецкая артиллерия, одновременно началась бомбардировка авиацией. После огневого налета, во время которого погиб начальник заставы лейтенант Н. С. Баскаков , немцы пошли в наступление. Подпустив их на близкое расстояние, пулеметчики и стрелки открыли огонь, в результате немцы были обращены в бегство. Вскоре последовала вторая атака, но и она была отражена.

В общей сложности более четырех часов пограничники заставы под командованием политрука П. В. Пшеничного сдерживали натиск противника, уничтожив более сотни его солдат. Но немцам удалось ворваться в окопы заставы. Завязался рукопашный бой, в котором Пшеничный лично заколол штыком трех солдат противника, но погиб и сам.

Не имея поддержки от частей РККА, по приказу начальника штаба комендатуры старшего лейтенанта А. А. Полякова застава отошла к д. Черск, где присоединилась к 75—й стрелковой дивизии.

В 1945г. приказом командующего Белорусского пограничного округа политрук П. В. Пшеничный был зачислен в списки 6—й пограничной заставы 15—го Домачевского отряда, которая дислоцировалась на месте 16—й заставы, где политрук сражался и погиб6.

Семнадцатая застава

Располагалась между д. Липинки и д. Богданы.

В 4.00 по заставе, которой командовал старший лейтенант И. Т. Бабашнев , был открыт артиллерийский и пулеметный огонь. Через 20–30 мин, на нашу сторону начала переправляться немецкая пехота, взявшая направление на ст. Домачево.

Снарядами немцы подожгли помещение заставы и пограничники вынуждены были занять новый оборонительный район на высоте в 300м севернее заставы. В 10.50 авиация противника обстреляла эту высоту с пулеметов. В 13.00 застава по приказу отошла к д. Черск на соединение с 28—м стрелковым полком 75—й стрелковой дивизии.

Восемнадцатая застава

22 июня 1941г. в 4.00 застава, располагавшаяся на окраине д. Приборово, подверглась артналету. Личный состав по команде начальника заставы лейтенанта Д. С. Богданова был приведен в боевую готовность и занял оборону. Вскоре обстрел прекратился. А в 6.00 наблюдатель рядовой Орлов доложил начальнику заставы, что па правом фланге появился взвод немецких автоматчиков, а перед фронтом заставы — пехотная рота. Взвод, под прикрытием рощи, попытался атаковать блокгауз, где заняла оборону группа пограничников под командой заместителя начальника заставы политрука Кирилла Егоровича Кожухова. Подпустив противника на 150–200 метров, пограничники открыли огонь.

Евдокия Герасимовна Васильчук, жительница д. Приборово, наблюдавшая из своего подвала за боем на этом участке, рассказывала, что пограничники уничтожили 12 солдат противника и их офицера, а остальные немцы укрылись за сараем, откуда открыли огонь по заставе из миномета.

Одна из мин попала в блокгауз. Осколками ранило Кожухова и Капитонова, но они остались в строю, а минометный расчет немцев уничтожил помощник начальника заставы младший лейтенант Ф. Т. Гулий.

Тем временем пехотная рота противника, выйдя на рубеж атаки, приближалась к опорному пункту, где начальник заставы сосредоточил основные силы. Когда немцы подошли совсем близко, ручные пулеметы Бориса Максимова, Николая Сбоева и Алексея Федорова открыли огонь. Прицельно били снайперы заставы Геннадий Косарев, сержант Филипп Рыбалко и другие. Противник залег, затем ползком отошел на исходную позицию. До полудня пограничники отбили шесть атак. Затем, после артиллерийской подготовки, свежая рота атаковала опорный пункт с двух сторон. Когда ружейно—пулеметным огнем и гранатами пограничники отбили эту седьмую атаку, лейтенант Д. С. Богданов принял решение контратаковать противника. С винтовками наперевес четыре десятка пограничников атаковали сотню немецких солдат, полетели гранаты. Ошеломленные таким натиском пограничников, немцы побежали. На поле боя осталось до тридцати убитых солдат противника. После шести часов боя немцы подтянули к заставе орудия для стрельбы прямой наводкой. А пехота, стала обходить заставу, прикрываясь лесным массивом. Пограничники, израсходовав боеприпасы, начали отход в восточном направлении. В районе д. Хрипск застава вступила в бой с группой противника численностью до полутора взводов, которую разгромила. В этом бою погиб политрук Кожухов и другие пограничники. Оставшиеся в живых в дальнейшем соединились с подразделениями РККА.

Девятнадцатая застава

Располагалась в п. Томашёвка, командир лейтенант П. П. Стреекин , политрук Н. Новиков.

В 4.00 22 июня по заставе и поселку была открыта артиллерийская и минометная стрельба. Личный состав заставы по тревоге занял окопы, установили четыре станковых и восемь ручных пулеметов.

Немцы рассчитывали мощным артиллерийским и авиационным налетами полностью ликвидировать заставу, но когда начала наступать пехота, ее встретил сильный фронтальный и фланговый огонь, заставивший залечь в 300м от заставы. Тогда они снова вызвали огонь артиллерии из—за Буга и авиацию. Начальник заставы послал красноармейца Николая Желтоножкина в штаб стрелкового полка, сообщить обстановку и попросить помощи.

Атаки следовали одна за другой. Все постройки заставы были разрушены, но огневые точки действовали. В правом блокгаузе держали оборону пограничники под командованием замполитрука Василия Ивановича Беляева. Из соседнего блокгауза бил станковый пулемет сержанта Сергея Ефимовича Демина. Но в результате непрерывных атак немцам удалось захватить железнодорожный мост, через который пошли танки и мотопехота.

Только к 15.00 немцы смогли подойти вплотную к огневым точкам и началась рукопашная. В ход пошли гранаты, штыки, но и эту атаку удалось отбить. Вскоре под давлением превосходящих сил противника было решено отойти к д. Пища. Здесь застава соединилась с частями РККА и вступила в бой с противником. 23 июня немцы из этой деревни были выбиты7.

В этих боях отличились станкопулеметчики Чудновский и А.Т.Запорожец, старшина заставы старший сержант Иванов и красноармеец Гребенщиков. Из д. Пища застава отошла к г. Любомль, где соединилась с Любомльским погранотрядом, с которым в это время действовали 20—я застава и управление 5—й комендатуры.

Генерал—майор запаса 3. Т. Бабаскин, бывший в войну командиром 235—го артиллерийского полка 75—й стрелковой дивизии, в своих мемуарах писал: «Исключительное мужество и боевое мастерство проявил личный состав Домачевской и Томашевской пограничных застав, которые сражались в составе 28—го Краснознаменного полка. Стойко и самоотверженно сражались они за каждый метр советской земли. В яростных схватках, часто доходивших до рукопашного боя, большинство из них погибло»8.

Двадцатая застава, штаб пятой комендатуры и пятая резервная застава

Заставой командовал лейтенант Егор Филиппович Манекин, комендатурой — начальник штаба комендатуры старший лейтенант Борис Гаврилович Козырь, резервной заставой — лейтенант В. В. Кирюхин. Гарнизон пограничников, размещавшийся в д. Александровка (Александровская колония) насчитывал около 100 человек.

На сопредельной стороне в г. Влодава размещался один из немецких разведывательных центров, который готовил и забрасывал на советскую территорию разведчиков и диверсантов. За две недели до начала войны на участке заставы было задержано несколько шпионов, заброшенных с целью сбора данных об оборонительных сооружениях в пограничной полосе и местах дислокации частей РККА.

22 июня в 4.00 на после артподготовки немцы силой до пехотного батальона начали переправу через р. Западный Буг. Личный состав по боевой тревоге занял район обороны и изготовился к отражению атаки. Вскоре противник достиг опорного пункта заставы. Первоначально появилась разведка — до 20 солдат. Подпустив ее на 400—500м, сержант Павел Иосифович Ляпустин из станкового пулемета уничтожил семь немцев.

Вскоре одна рота противника начала наступление в лоб, а остальные силы обходили заставу справа. Отдельные группы противника приблизились к заставе до 100м, но огнем были отброшены к Западному Бугу.

К 5.00 два отделения с двумя ручными пулеметами под командой политрука заставы младшего политрука Г. М. Шаварина заняли окопы в северо—восточной части опорного пункта. Другие два отделения под командой лейтенанта Е. Ф. Манекина с двумя станковыми пулеметами заняли оборонительные сооружения на подступах к дорогам.

Подразделения комендатуры, которыми командовал заместитель коменданта по политчасти старший политрук А. Н. Белокопытов, расположились южнее этого района обороны.

Вскоре тремя цепями во весь рост, создавая сплошную огневую завесу из автоматов, немцы устремились вперед. Расчеты пулеметов, стрелки и снайперы, подпустив их на 200—250м, открыли массированный огонь. Атака была сорвана, немцы отошли и скрылись в прибрежных зарослях, оставив на поле боя десятки трупов своих солдат.

Через небольшой промежуток времени обстрел заставы из артиллерии и минометов повторился. Пограничники укрылись в дзотах, оставив на позициях только наблюдателей.

Лишь после пятой попытки немцам удалось просочиться в район столовой и к отдельным участкам траншей заставы. Тогда пограничники пустили в ход гранаты. Особенно отличились в бою старшина Желтухин, младший сержант Шангин, ефрейтор Сергушев, рядовой Хайрутдинов и снайперы братья Афанасьевы. В ходе боя пулеметчики часто меняли свои позиции и с коротких дистанций открывали огонь по противнику. Немцы охотились за каждым пулеметчиком. Одна из групп противника зашла в тыл пулеметному расчету младшего сержанта А. В. Филатова и хотела забросать его гранатами. Но в это время по ней открыли огонь пулеметчики Иноземцев и Михаил Васильевич Бурехин.

Образовавшаяся дымовая завеса способствовала скрытому передвижению противника и немцы с трех сторон обошли заставу. Две роты атаковали заставу с севера и северо—запада, третья — с юго—востока. Младший сержант Филатов выкатил станковый пулемет на бруствер окопа и длинными очередями стал бить по цепи наступающих. Когда он погиб, его место занял рядовой Ф. М. Ермаков.

Меняя позиции, вели огонь старшина заставы старший сержант В. В. Жилтухин, младший сержант Шангин, рядовой Абдулла Хайрутдинов, снайперы Владимир и Иван Афанасьевы. Рядом с пограничниками сражалась и оказывала помощь раненым жена лейтенанта Кирюхина — Анна Тихоновна Мальцева.

За одиннадцать часов боя пограничники отбили семь атак противника, уничтожив более 120 солдат, но силы были слишком неравные и застава оказалась в окружении. Путь отхода на север был отрезан, с южной стороны противник вклинился до 5км, с востока были естественные препятствия — озера Пулемецкое и Островское. К тому же зажигательными снарядами и трассирующими пулями немцы подожгли заставу и окружающий ее лес. Многие пограничники получили сильные ожоги, люди задыхались от едкого дыма. Одними из первых были убиты начальник резервной заставы лейтенант В. В. Кирюхин и заместитель начальника 20—й заставы младший лейтенант И. Д. Могила . Ранение в голову и ногу получил начальник 20—й заставы лейтенант Манекин, но поле боя не оставил.

В связи с угрозой полного окружения, начальник 20—й заставы вместе со старшим политруком Белокопытовым и младшим политруком Шавариным решили вывести личный состав из окружения. Единственный путь выхода пролегал через траншеи, отрытые еще при подготовке обороны. Для прикрытия отхода были выделены расчеты станкового пулемета во главе с Ермаковым и ручных пулеметов Бурехина и Иноземцева. Пулеметчики заняли огневые позиции в 50—70м от хода сообщения.

Пока противник готовился к очередной атаке, гарнизон по скрытому ходу вышел в лес. Немцы догадались, что пограничники начали отход, но вести преследование по горящему лесу не решились.

Пробираясь по лесам и болотам, оставшиеся в живых пограничники вышли к озеру Пулемецкому, а в 19.30 застава присоединилась к 1—й погранкомендатуре 98—го Любомльского погранотряда и 23 июня приняла участие в обороне г.Любомля. 26 июня застава, прикрывая отход 45—й стрелковой дивизии, приняла бой у железной дороги в районе деревень Скибы и Подгородная. 27 июня застава вышла из боя и 9 июля прибыла Гомель.

Леонид Спаткай, историк, действительный член Всероссийского геральдического общества



Ссылки

  • 1 - ЦПА ФСБ РФ, ф.14, оп.2, д.206, л.68.
  • 2 - В боях 22 июня 1941 г. 45-я пехотная дивизия при штурме Брестской крепости потеряла только убитыми 21 офицера и 290 солдат и унтер-офицеров.
  • 3 - Майор Петр Гаврилов не был найден – он попал в плен только 23 июля 1941г.
  • 4 - В это количество включен медперсонал и пациенты военного госпиталя.
  • 5 - ЦПА ФСБ РФ, ф. 14, оп. 4, ед. хр. 453, л. 122.
  • 6 - ЦПА ФСБ РФ, ф. 19, оп. 11, д. 1026а, л. 1а, 7об.
  • 7 - Панасюк П. Н. Герои Бреста. Мн. , Беларусь. 1999. С. 320. ; Ветеран границы, 1999, №4. С. 16.
  • 8 - Буг в огне. Мн. , Беларусь, 1965. С. 123.