Стоявшие насмерть

Стоявшие насмерть

Монумент «Граница», воздвигнутый в 2004 году в Гродно в память о героизме и мужестве советских пограничников в годы Великой Отечественной войны, уникален. Ничего подобного в странах СНГ нет. Строился он на средства, собранные пограничниками Беларуси, России, Казахстана, Молдовы и Киргизии и стал поистине народным. Сегодня на площади у подножия памятника проводят свои мероприятия гродненские пограничники, сюда приходят с цветами молодожены. Это памятник известным и неизвестным героям в зеленых фуражках, которые в июне 1941 года первыми приняли на себя удар превосходящих сил врага, но не дрогнули, выполнив свой долг до конца.

Неравная схватка

Накануне гитлеровского вторжения Белорусский пограничный округ оказался на направлениях наступления немецких группировок «Север», «Центр» и частично «Юг». Управление войск располагалось в городе Белостоке (тогда областном центре БССР). В округе проходили службу около 20 тыс. человек.

На белорусском направлении — от Бреста до Гродно — границу охраняли 86-й пограничный отряд, со штабом в Августове, 87-й — в Ломже, 88-й — на станции Шепетово, 17-й — в г. Бресте.

К началу Великой Отечественной на участке 86-го Августовского пограничного отряда находилось 20 линейных и 5 резервных застав, которые были вооружены 50-мм ротными минометами, станковыми пулеметами «максим», ручными пулеметами, винтовками, гранатами и небольшим количеством автоматов. Ни пушек, ни бронетехники у пограничников не было. И в ранний предрассветный час 22 июня 1941 года они встретили врага только со стрелковым оружием в руках. Для подавления сопротивления большинства застав противник применил артиллерию, бронемашины, а в ряде случаев — танки и авиацию. Но ни одна из пограничных застав без приказа не отошла с занимаемых позиций.

Известный псевдоисторик и перебежчик В.Резун-Суворов в одной из своих книг писал: «До германского вторжения граница была во многих местах открыта и многие тысячи пограничников отведены в тыл». Дескать, Сталин готовился напасть на Гитлера, а тот его упредил. Все это иначе, как наглой ложью, не назовешь. В ночь на 22 июня парни в зеленых фуражках достойно встретили врага и стояли насмерть. Вот краткая хроника боев застав 86-го погранотряда: «1-я застава старшего лейтенанта Александра Сивачева располагалась у села Головенчицы, оборонялась 12 часов.
 
3-я застава старшего лейтенанта В.М. Усова сражалась 10 часов, семь яростных атак отбили пограничники, а когда кончились боеприпасы, они поднялись в штыковую атаку, чтобы вырваться из окружения.

5-я застава лейтенанта М.А. Бирюкова отбила пять вражеских атак. В 15 часов оставшиеся в живых пограничники отошли и продолжали сражаться в составе объединенных сил 2-й комендатуры.

10-я застава мл. лейтенанта А.П. Гусева отбивала атаки врага до 20.00.

19-я застава лейтенанта И.И. Заики вела неравный бой в течение одиннадцати часов, и почти вся погибла под огнем тяжелых орудий».

Не менее упорное сопротивление врагу оказали и другие заставы отряда.

Говорят, на миру и смерть красна. Пограничники, в большинстве случаев, сражались в полном окружении, безо всякой надежды на подмогу, и подчас умирали в полной безвестности. Показательна в этом плане судьба 2-й заставы, которой командовал младший лейтенант Константин Васильев. Бойцы противостояли прорыву танковой колоны на дороге между деревнями Черток и Сопоцкин и, видимо, все погибли. Нет достоверных сведений о месте их захоронения. Даже сразу после войны не удалось найти очевидцев того боя. На этом месте в 2006 году установлен мемориальный камень.

Сколько пограничников после первых боев осталось в живых, точно неизвестно, хотя идет постоянный поиск в архивах. В Гродно живет и работает доктор исторических наук, профессор, заведующий Музеем истории Гродненского государственного аграрного университета Владимир Павлович Верхось. Он на основе архивных данных, воспоминаний ветеранов и жителей установил более 10 тыс. фамилий пограничников БПО, которые в июне 1941 года вступили на границе в неравную сватку с врагом. Благодаря Владимиру Павловичу многие воины БПО посмертно награждены орденами, их семьи узнали, где погиб и похоронен дорогой им родной человек.

Одну из подобных историй рассказал мне начальник отделения информационно-пропагандистской работы Гродненской пограничной группы Валерий Шукан, который сопровождал нас в поездке по местам жестоких приграничных боев июня 1941 года.

На плите братской могилы на заставе имени В.М. Усова выбита фамилия одного из погибших пограничников — Башорин. Он до недавнего считался погибшим в бою на границе. Но Владимир Павлович установил, что это не так. Башорин Петр Егорович, уроженец Кировской области, не погиб в июне 41-го. Он попал в плен под Лидой 3 июля, при этом скрыл от немцев, что он пограничник. Умер сержант Петр Башорин в Шталаге I В на территории Польши 26 октября 1942 года от истощения и болезней.

Героически сражалась с вероломно напавшим врагом и 4-я застава, которой командовал старший лейтенант Феодосий Кириченко. Хотя в начале боя командир был тяжело ранен, он продолжал руководить боем. Видимо, большинство солдат и офицеров погибли в этом бою. В том числе и начальник заставы Феодосий Кириченко. Но когда в шестидесятых годах встал вопрос о присвоении имени героя одной из застав, он повис в воздухе. Посчитали, раз вдова командира жила на оккупированной территории и не участвовала в партизанском и подпольном движении, значит, и муж недостоин считаться героем. Однако, в конце концов, справедливость восторжествовала и в 2003 году Указом Президента Республики Беларусь 2-й погранзаставе 16-го погранотряда присвоено имя Ф.П.Кириченко.

Застава Усова

В Беларуси застава имени Героя Советского Союза лейтенанта В.М.Усова — единственная, которая располагается на том самом месте, как и в канун войны. Она же до недавнего времени была единственной именной заставой в Гродненском погранотряде.
 
Лейтенант В.М. Усов, чье имя носит застава, навечно занесен в списки личного состава, и каждый день при зачтении приказа о назначении боевого расчета на охрану границы первым произносится его имя. На что правофланговый отвечает: «Герой Советского Союза лейтенант Виктор Усов пал смертью храбрых при защите священных рубежей нашей родины».

Как было установлено после войны, в ходе боя лейтенант Усов не только руководил действиями подчиненных, но и вел огонь по врагу из снайперской винтовки. Погибшего героя нашли через 10 лет после войны в засыпанном окопе с винтовкой в руках. Сегодня это место на заставе отмечено памятным камнем. Недалеко от камня братская могила, где местные жители после боя похоронили погибших пограничников. Имена воинов удалось восстановить благодаря помощи вдовы политрука заставы Шарипова.

В одной из комнат заставы создан музей. Он существует столько, сколько существует сама застава. Все экспонаты в музее подлинные, найденные на месте достопамятного июньского боя. До сих пор при вспашке контрольно-следовой полосы на поверхность земли то и дело поднимаются проржавевшие патроны, осколки и другие свидетельства жарких боев 41-го года, которые потом становятся экспонатами музея заставы. Как нам сказали, в ходе реконструкции музея в конце 90-х, чтобы он приобрел современный вид, многое сделал тогдашний заместитель командира части по морально-психологическому обеспечению полковник В.М.Крупский. Большая часть создания новой экспозиции — дело его рук.

На заставе чтут традиции и ритуалы. Новичков, прибывающих служить на границу, первым дело ведут в музей, чтобы они осознали, где им придется нести службу. Интересная деталь: в ходе экскурсии в музее выяснилось, что наш водитель Н.И.Окулович 40 лет назад тоже служил в пограничных войсках. Так что мы стали свидетелями встречи пограничников разных поколений.

Пограничники всегда были элитой любой страны. И Беларусь — не исключение. Поэтому отбор в органы пограничной службы идет особый, ведь парни в зеленых беретах каждый день с боевым оружием выходят на охрану границы.

А задержания нарушителей на границе — не такая уже и большая редкость. Буквально накануне нашего приезда бойцы заставы пять часов вели поиск по окрестным лесам и задержали трех граждан Грузии, которые намеревались незаконным способом попасть в Евросоюз. Операция «Блокада» прошла успешно, что говорит о высоком профессионализме белорусских стражей границы. Майор Сергей Тямчик, замещающий убывшего в отпуск начальника заставы, отметил в разговоре с нами: «Задержание — это наша повседневная работа. Шансов прорваться через границу у нарушителей нет».

Сам майор Тямчик отдал пограничной службе более 10 лет. Окончив школу в Иваново, решил поступать Военную академию на пограничный факультет, хотя кадровых военных в роду не было. Конкурс в тот год в академии был приличный — 13-14 человек на место, но Сергей успешно сдал экзамены и стал курсантом. После академии служил заместителем начальника на 4-й заставе имени Александра Сивачева Гродненского погранотряда. Прослужил 2 года, затем — полтора года на 9-й заставе. После ему довелось служить в Беловежской пуще — начальником 12-й заставы. Еще 3 года назад Сергей Тямчик командовал заставой имени В.М.Усова, а сегодня служит в Управлении пограничной группы. Майор ни разу не пожалел о сделанном выборе.

Служба на заставе интересная и поставлена таким образом, что боец постоянно занят делом. Каждый солдат знает свой маневр. И, как говорят те, кто служил в части, расположенной в городе, а потом — на заставе, время службы здесь бежит гораздо быстрее. Наряд в день проходит до 20 км, поэтому, чтобы сделать службу более эффективной, застава принимает участие в двухлетнем эксперименте. Возрождается несение службы на верховых лошадях. Таких экспериментальных застав в Беларуси две. И что символично — обе находятся на границе трех государств: «Совейки» — Беларуси, Латвии и России, застава Усова — на границе Беларуси, Польши и Литвы.

* * *

Места, где мы побывали, — это уголок красивейшей природы и целая россыпь интереснейших исторических памятников: Августовский канал с множеством разнообразных шлюзов и оборудованными местами для отдыха, старинная усадьба в Святске, форты Гродненской крепости, приграничные укрепрайоны — доты Линии Молотова, а еще памятники и мемориалы в память о мужестве и героизме пограничников, подвиг которых навсегда останется в памяти потомков.


Герман МОСКАЛЕНКО