Стоявшие насмерть в Кибартае

Штаб комендатуры располагался в кирпичном трехэтажном здании у дороги, ведущей в Вирбалис и далее в глубь Литвы, вблизи железнодорожного и шоссейного мостов через реку Лепона. Здание комендатуры имело подвальное помещение, соединенное бетонным туннелем с пулеметным дотом, находившимся возле железнодорожного моста.

В состав комендатуры входили - управление комендатуры, пять линейных пограничных застав, резервная застава, взвод связи, комендантское и хозяйственное отделения.

Комендантом погранучастка был, уроженец села Елизаветовка Синельниковского района Днепропетровской области, капитан Иван Моисеевич Еременко.

Начальник штаба комендатуры старший лейтенант Павел Афанасьевич Коршкин, заместитель коменданта по политчасти старший лейтенант Ефим Тарасович Нехаев. Начальник связи комендатуры лейтенант Никита Григорьевич Андриенко.

К исходу 20 июня 1941 года в районе севернее и южнее населенных пунктов Гумбиннен и Шталлупенен (Эбенроде) в Восточной Пруссии, а ныне Гусев и Нестеров Калининградской области, сосредоточились в готовности к броску через границу, пехотные дивизии армейского корпуса вермахта.

С началом войны, немцы открыли интенсивный артиллерийско-минометный огонь по местам дислокации пограничных застав и штаба комендатуры.

Вслед за артналетом, немецкие войска начали форсировать приграничные реки. Сразу же был захвачен шоссейный мост через реку Лепона в районе Кибартая. А вскоре к линии границы со стороны Шталлупенен подошел бронепоезд и открыл прямой наводкой, огонь по зданию комендатуры. Огнем бронепоезда был разрушен третий этаж здания. Вслед за этим на дороге появилась вражеская мотопехота.

Гарнизон комендатуры встретил фашистов огнем из всех видов оружия, в колонне противника были подожжены несколько автомашин и мотоциклов, уничтожено немало живой силы врага. Колонна повернула назад, но попала под огонь из дота. Пограничник Григорий Писчаный взорвал железнодорожный путь на мосту, преградив путь вражескому бронепоезду.

Противник снова обстрелял комендатуру из орудий, полностью разрушив здание.

Гитлеровцы пошли в атаку, но прицельный огонь из дота и развалин комендатуры в очередной раз остановил врага. Защищая комендатуру, рядовой Шевченко связал две последние гранаты и взорвал их в тот момент, когда немцы подошли к нему вплотную. В бою погибли капитан Иван Моисеевич Еременко и старший лейтенант Павел Афанасьевич Коршкин, тяжелое ранение получил старший лейтенант Ефим Тарасович Нехаев. Оборону возглавил лейтенант Андриенко.

До темноты, в полном окружении сражались пограничники, укрываясь в развалинах комендатуры и доте, сдерживая противника, не давая ему продвигаться вперед.

Ночью лейтенант Андриенко приказал оставшимся в живых пограничникам разбиться на группы и прорываться к своим. Но прорвать плотное кольцо окружения удалось не многим. Бойцы вынесли с поля боя и тяжело раненного политрука Ефима Нехаева.

Шесть пограничников во главе с лейтенантом Андриенко, не прорвав кольцо окружения, вернулись в комендатуру и продолжили борьбу.

На другой день утром немцы вновь атаковали защитников комендатуры. Бой, длился несколько часов. Противнику в итоге удалось захватить развалины здания, но он там никого не нашел. Пограничники укрылись в туннеле.

После полудня со стороны границы показалась автоколонна противника. Ее снова обстреляли из дота. Фашисты забросали дот гранатами, проникли в него и обнаружили туннель. Несколько немцев были убиты, как только сделали попытку заглянуть туда.

Дальнейших попыток по захвату туннеля в тот день не последовало.

На третий день бойцы предприняли последнюю вылазку, обстреляли и забросали гранатами еще одну автоколонну, и вновь возвратились в дот. Тогда немцы завалили вход в туннель и дымовыми шашками отравили последних защитников Кибартайской комендатуры.

Погиб лейтенант Никита Григорьевич Андриенко и находившиеся с ним пограничники, предположительно лейтенант В.Е. Звоедянов, красноармейцы Артем Амелькин, Григорий Лазо, Василий Моргунов, В. Мурынов и Григорий Писчаный.

Точные биографические данные на них до сих пор не установлены. Не известно где и когда они родились. Не увековечены они, за исключением лейтенанта Андриенко и в Книге Памяти пограничников, погибших и без вести пропавших в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Поэтому, как и другие защитники Кибартайской комендатуры, они до сих пор остаются без известными.

В послевоенные годы останки погибших воинов были погребены на городском кладбище в городе Кибартае, а на могильной плите выбита надпись: «Советские пограничники павшие в первые дни Великой Отечественной войны м-р Андриенко Н.Г., л-т Звоедянов В.Е., ряд. Песчаный П., ряд. Амелькин А., ряд. Мурынов В.».

Тяжело раненого старшего лейтенанта Нехаева, пограничники вынесли из окружения. По ранению он был комиссован. В 1949 году посетил места былых боев.

Стойко обороняли город, так же пограничники линейной пограничной заставы под командованием лейтенанта Ивана Ильич Григорьева и КПП "Вирбалис".

Как встретили врага защитники Кибартая, рассказал много лет спустя майор в отставке Михаил Кириллович Воробьев, в начале войны старший контролер КПП:  ночь с 21 на 22 июня 1941 года, я был дежурным по КПП и находился на вокзале, контролируя отправку пассажирского поезда на нашу территорию.

В 4.00 со стороны Германии был открыт ураганный артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь по подразделениям пограничных войск и вокзалу — станция Вирбалис находилась в 200 метрах, от линии границы. Несмотря на это, в течение нескольких минут поезд был отправлен, и я присоединился к личному составу КПП, вступившему в бой с немецко-фашистскими захватчиками.

Воевал, как положено. Через некоторое время от подразделения КПП осталось пять человек: три сержанта — Токарев, Смирнов и Пелин, раненый солдат Норкин и я, тоже получивший ранение в начале боя. Мы присоединились к артиллерийскому полку, в составе которого продолжали вести бой. В Мариямполе вошли в состав 107-го пограничного отряда.

О том, как мои товарищи защищали советскую землю, говорит такой факт. За Кибартаем есть возвышенность Рогажкальнис. Тут фашисты хоронили своих погибших солдат. Многие местные жители побывали на этой высоте и убедились, сколько стоил гитлеровцам этот маленький пограничный городок. На каждой могиле стояли порядковые номера. К концу первой недели войны последняя могила на Рогажкальнисе значилась под номером 724. Так защищали пограничники нашу землю"1.

Заставой которая располагалась в деревне Тересполе Вилкавишского района Литовской ССР, командовал лейтенант И.М. Андреенок. Заместителем по политчасти у него был младший политрук С.С. Голубев, помощником — лейтенант М.Н. Бурдунов.

Граница проходила по центру фарватера реки Шервинта.

К сожалению документов по описанию боевых действий заставы в первый день войны не обнаружено, нет и воспоминаний участников тех далеких событий. Некоторые сведения сообщили жители деревни Кибартай. Вронюс Онусайтис рассказал: «На рассвете 22 июня 1941 года по просьбе начальника заставы на подводе отвез в Вилкавишкис трех жен пограничников с маленькими детьми, видел, как потом на грузовике их отправили в Каунас. Вместе с пограничниками, ушел и мой родственник Станейка. Он вернулся через несколько дней и рассказал, что где-то в районе Казлу-Руды на группу налетел немецкий истребитель и смертельно ранил младшего политрука Голубева».

«После боя на границе, рассказал В. Симанавичюс, — уцелевшая горстка пограничников стала отходить. Раненых, а также продукты, имущество, боеприпасы я повез на лошади. Мы проследовали мимо Вилкавишкского железнодорожного вокзала, через Пильвишкяй, затем лесными дорогами вышли к Казлу-Руде. Здесь к пограничникам примкнули артиллеристы и из орудий обстреляли двигавшуюся по шоссе немецкую колонну. Вскоре начальник заставы Андреенок велел мне возвращаться».

Лейтенант Андреенок Исаак Маркович в дальнейшем проходил службу в 5-м пограничном отряде.

Лейтенант Бурдунов Михаил Николаевич пропал без вести 23 июня 1941 года.

Долгие годы пытается найти место погребения своего отца, младшего политрука Сергея Семеновича Голубева, его сын полковник в отставке Вячеслав Глазков.

Стойко сражались с врагом и остальные заставы комендатуры, но об их боевых действиях ничего неизвестно до сих пор.

К слову, в 1944 году прошагав длинными дорогами войны, старший лейтенант М.К. Воробьев, вернулся на тот же участок границы и вступил в командование пограничной заставой, дислоцировавшейся в городе Кибартае. В последующем он прослужил в пограничных войсках, на различных должностях, до 1966 года и после увольнения в запас остался в городе Калининграде. Много лет проработал инженером, занимался подводно-техническими работами.

«Выход вновь на то же место, где начинал войну,  пишет ветеран, — для меня был особенно тревожным, хотя и важным, желанным, торжественным. Чувства были какие-то необычные, тянуло быстрее оказаться там, где я особенно остро почувствовал Родину, родную землю. Как бы возвратился в родной дом, вернулся туда, где лежали мои товарищи по училищу, по службе, то есть самые родные, к которым я и стремился прийти и найти их. И вот я пришел и нашел их могилы, фамилии, имена. Было, конечно, нелегко!

Была, конечно, и гордость за свою Родину, за то, что советский народ одерживает Великую Победу, громит фашизм. И в то же время в сердце была боль за гибель близких людей и за те большие потери, которые понесли пограничники моего Таурагского пограничного отряда».

В завершение рассказа о ветеране-пограничнике приведу заключительные строки из его письма, в которых только и позволил себе переживший всю трагедию начала войны человек несколько горьких слов: «Почти никого не осталось из моего Таурагского пограничного отряда. Сколько я ни искал своих сослуживцев, а нашел только двух: начальника 106-го отряда полковника Головкина Леонтия Афанасьевича и заместителя по политической части коменданта 4-й Кибартайской пограничной комендатуры Ефима Нехаева, который навестил меня в 1949 году. Это был полный инвалид, плохо видящий и плохо передвигающийся от полученных ранений при защите города Кибартай. Несмотря на то что он уже не служил в пограничных войсках много лет, ко мне пришел в зеленой пограничной фуражке... Больше я никого не встречал».

На городском православном кладбище в Кибартае, похоронены советские пограничники погибшие в первый день войны. Могилы находятся с правой стороны дорожки, покрытой щебенкой. В конце дорожки установлен большой валун, с памятной красной гранитной плитой и надписью на литовском и русском языках: «Вечная память павшим советским воинам».

Неизвестны количество и фамилии погибших и похороненных в братских могилах советских воинов. Долг памяти требует вырвать из небытия имена похороненных на кибартайской земле пограничников.

Владимир Тылец,исследователь пограничной службы

Ссылки:

  • 1-Кисловский Ю. Г. От первого дня до последнего. М. Политиздат. 1988. С.19-20.