Крылатые стражи белорусcкой границы

Крылатые стражи белорусcкой границы
10-я отдельная

По состоянию на 12 декабря 1940 г. командиром Гродненской 10-й авиационной эскадрильи (в/ч 2126) был капитан С.Д. Кудрявцев, по состоянию на январь 1941 г. – старший лейтенант Я.Н.Суетин.

Согласно приказа начальника ГУПВ НКВД СССР от 7 декабря 1940 г. «О задачах боевой подготовки», летный состав эскадрильи отрабатывал действия экипажей в составе звеньев и эскадрильи для выполнения боевых задач на границе: летали на охрану государственной границы с полевых площадок, расположенных вблизи пограничных застав и управлений комендатур и отрядов, выполняли осмотр с воздуха контрольно-следовой полосы, вели разведку приграничной полосы сопредельной территории.

Кроме того, выполнялись полеты для доставки на отдаленные заставы каких-либо грузов, а также медицинского персонала для оказания экстренной медицинской помощи или эвакуации оттуда в медучреждения тяжело больных или раненых пограничников.

По состоянию на 22 июня 1941 г. командиром 10-й авиационной эскадрильи был капитан (с 28 мая 1941 г.) Яков Никандрович Суетин, начальником штаба – капитан Максим Александрович Неволин, военным комиссаром – старший политрук Павел Михайлович Харламов, инженером – военинженер 3-го ранга Александр Николаевич Меньшов, заместителем командира по строевой части (с 2 апреля 1941 г.) – старший лейтенант Александр Андреевич Астахов, помощником командира эскадрильи по материально-техническому обеспечению – интендант 3-го ранга А.А. Волохов, начальником военно-хозяйственного довольствия – техник-интендант 1-го ранга С.С.Розов, начальником связи – летчик-наблюдатель старший лейтенант Петр Романович Пашинин, начальником технической части – воентехник 1-го ранга Николай Петрович Савин, помощником начальника штаба – старший лейтенант А.В.Стрешнев, начальником медико-санитарной службы – военврач 2-го ранга Федор Михайлович Милодан, начальником финансовой части – техник-интендант 2-го ранга С.Н.Статечный, начальником химслужбы – летчик-наблюдатель старший лейтенант Степан Корнеевич Фадеев, секретарем партбюро – политрук А.А.Гаврилюк. Штатная численность эскадрильи по состоянию июнь 1941 г. была 208 человек.

На рассвете 22 июня аэродром Каралино, как и другие военные и стратегически важные объекты, располагавшиеся в г. Гродно и в его окрестностях, подвергся налету немецкой авиации. Эту информацию, согласно «Журнала оперативной записи» оперативного отдела ГУПВ НКВД СССР, в 6 ч 22 мин 22 июня 1941 г. из Минска передал дежуривший там начальник 3-го отделения отдела связи УПВ НКВД БССР капитан Н.А.Мойленко.

А в 7 ч 00 мин оперативный отдел ГУПВ НКВД СССР получил сообщение из штаба Отдельной пограничной авиационной бригады, что командир 10-й авиационной эскадрильи из г. Гродно «прислал открытым текстом радиограмму след[ующего] содержания: «бомбят Гродно, высылайте авиацию из Минска, погибаем». Больше сообщений из эскадрильи не поступало…

Согласно докладной записке командира авиабригады генерал-майора И.М.Чупрова на имя начальника ГУПВ НКВД генерал-лейтенанта Н.П.Стаханова от 19 июня 1944 г. № 103 «По боевой деятельности пограничной авиации НКВД в годы Великой Отечественной войны», с началом налета немецкой авиации, личный состав 10-й эскадрильи по тревоге прибыл на аэродром и успел поднять в воздух самолеты Р-10, которые вступили в бой с самолетами противника.

«Но силы были слишком не равные. Хорошо вооруженные истребители противника МЕ-109 сбили три наших самолета. В этом коротком ожесточенном бою утром 22 июня пали смертью храбрых летчики-пограничники старшие лейтенанты П.Пашинин, С.Фадеев, В.Красовкий. Не вернулись с боевого задания лейтенанты А.Астахов и В.Пыжов. Аэродром 10-й авиаэскадрильи подвергся жестокой бомбардировке. Не успевшие взлететь самолеты были уничтожены на земле».

На основании этой докладной записки, практически во всех изданиях указывается, что в воздух поднялось 5-6 самолетов, которые пилотировали старшие лейтенанты П.Р.Пашинин, С.К.Фадеев и В.Г.Красовский, лейтенанты А.А.Астахов, В.Т. Пыжов, а в некоторых – и лейтенант Н.И.Андрющенко. Из чего следует абсолютно неверный вывод, что эскадрилья «в первые же минуты войны, попав под массированный налет авиации противника, потеряла девять самолетов на аэродроме, остальные были сбиты в воздушных боях в районе Гродно и Волковыск». Т.е. считается, что сбиты были шесть самолетов.

Действительно, согласно штатам, утвержденным приказом Наркома внутренних дел СССР от 19 апреля 1940 г., в составе эскадрильи было 15 самолетов: двенадцать Р-10, два учебно-тренировочных УТИ-4 и один транспортный и связи АНТ-40. Однако, вероятно, что по состоянию на 21-22 июня 1941 г. большинство самолетов Р-10 находились на площадках возле управлений пограничных отрядов или комендатур, а один или два самолета – в Белостоке, куда накануне войны в УПВ НКВД БССР прибыл с инспекцией начальник ГУПВ НКВД СССР генерал-лейтенант Г.Г.Соколов.

Здесь же должны были находиться и АНТ-40, на которых прибыла инспекция. По одной из версий, на одном из самолетов, находившихся в Белостоке, по возвращению с границы, во второй половине дня 22 июня генерал-лейтенант Г.Г.Соколов вылетел в Москву (Быково).

Однако, согласно докладной записке командира авиабригады генерал-майора И.М.Чупрова от 19 июня 1944 г. № 103 «По боевой деятельности пограничной авиации НКВД в годы Великой Отечественной войны», утром 22 июня начальник штаба ГУПВ НКВД СССР приказал ему выслать за генерал-лейтенантом Г.Г.Соколовым самолет из Быково и в 7 ч 20 мин самолет, пилотируемый старшим летчиком-инспектором по технике пилотирования авиационной бригады подполковником К.Шишковым вылетел в Минск, но обратно он не вернулся. Впоследствии подполковник К.Шишков возвратился в Быково, но о его полете в Минск 22 июня 1941 г. сведений нет.

Таким образом, скорее всего, на аэродроме Каролино к рассвету 22 июня 1941 г. были оба учебно-тренировочных самолета УТИ-4, транспортный АНТ-40 и, как минимум, три Р-10 – дежурное звено. Однако, может быть, что АНТ-40 эскадрильи находился в этот день на аэродроме Каунаса, доставив туда накануне начальника штаба УПВ НКВД БССР полковника С.А.Сухарева.

Возможно также, что были на аэродроме и один самолет или даже звено из состава 1-й отдельной  авиационной эскадрильи, которая базировалась на аэродроме Быково и ее самолеты и звенья  привлекались для усиления авиационного обеспечения охраны западного и северо-западного участков границы.

В сборнике «Дзержинцы», изданном в Алма-Ате в 1975 г., на с. 66 приводятся следующие сведения: «Утром 22 июня немецкая авиация совершила внезапный налёт на Гродно. Фашисты бомбили город и все окрестности. … В воздух успели подняться лишь 3 самолёта Р-10. Они сразу же завязали бой с хорошо вооружёнными фашистскими стервятниками. В скоротечном бою пали смертью храбрых старшие лейтенанты П.Р.Пашинин, С.К.Фадеев, В.Г.Красовский. Не вернулись с боевого задания А.А.Астахов и В.Г.Пажов (именно Пажов – прим. Л.С.)».

Таким образом, по тревоге поднялось в воздух дежурное звено – три двухместных Р-10, командирами экипажей которых были: белорус, уроженец деревни Сенница Самохваловичского района (ныне – окраина г. Минска), командир звена старший лейтенант Владимир Георгиевич Красовский, младший летчик эскадрильи лейтенант Н.И.Андрющенко, заместитель командира эскадрильи по строевой части – начальник строевого отделения старший лейтенант А.А.Астахов.

В составе этих экипажей были летчики-наблюдатели: начальник связи эскадрильи старший лейтенант П.Р.Пашинин, начальник химической службы эскадрильи старший лейтенант С.К.Фадеев и штурман звена лейтенант В.Т.Пыжев. Возможно, что один самолет был сбит немецкими истребителями еще во время взлета и набора высоты, а два – в воздушном бою около Гродно.

В пользу этого предположения одинаковые записи в Донесении о безвозвратных потерях о В.Г.Красовском и С.К.Фадееве (возможно, были в одном экипаже) «Пропал б/вести в р-не Гродно 22.6.41, не вернулся из полета на самолете», а также то, что на воинском кладбище Гродно по ул. Тихой похоронены или перезахоронены А.А.Астахов, П.Р.Пашинин (записано – Пашенин) и В.Т.Пыжев (записано – Пыжов).

Может быть, удалось взлететь и еще одному самолету с экипажем в составе  старших лейтенантов И.С. Рылина и С.А. Васележенко. 29 июня 1941 г. И.С.Рылин был взят в плен в районе Гродно и содержался в шталаге-324, но о его дальнейшей судьбе, как и о судьбе С.А.Васележенко, ничего неизвестно.

Таким образом, когда по боевой тревоге утром 22 июня личный состав эскадрильи прибыл на аэродром, то 3-4 самолета уже успели подняться в воздух, но находившиеся на земле были расстреляны немецкими самолетами, также горели подожженные ими здания аэродрома.

О дальнейшей судьбе эскадрильи известно мало. По некоторым источникам, в соответствии с мобилизационным планом личный состав и оставшиеся самолеты эскадрильи с началом войны перешли в состав авиации Военно-Морского Флота.

По другим, во второй половине дня 22 июня 1941 г. в эскадрилью был передан приказ помощника начальника ГУПВ НКВД СССР по авиации – командира Отдельной авиационной бригады полковника И.М. Чупрова о передислокации летно-технического состава и материальной части на аэродром Россь, где к началу войны базировался 13-й ближнебомбардировочный полк 9-й смешанной авиационной дивизии, а подразделений обеспечения – в г. Дзержинск, где они якобы должны были войти в состав 16-го пограничного отряда. Это, якобы подтверждается тем, что командир взвода эскадрильи лейтенант Георгий Тимофеевич Зеленкин затем воевал в составе 16-го пограничного отряда начальником заставы и пропал без вести 16 октября 1941 г. во время боя около д.Николо-Малица Тверской области.

Однако зубной врач эскадрильи интендант 3-го ранга И.М.Кузубов числится пропавшим без вести 16 октября 1941 г. под Вязьмой во время выхода из окружения в составе остатков 87-го пограничного отряда. Также числятся пропавшими без вести инженер эскадрильи военинженер 3-го ранга А.Н.Меньшов, начальник санмедслужбы эскадрильи военврач 2-го ранга Ф.М. Милодан,  начальник ТЭЧ воентехник 1-го ранга Н.П.Савин,  начальник тыла техник-интендант 1-го ранга В.И.Терентьев, начальник электростанции Я.М.Самохвалов. Несколько красноармейцев эскадрильи, как и старший лейтенант И.С.Рылин, попали в плен. Так, И.П.Писаренко попал в плен 7 июля 1941 г. около г. Минска, Л.Ф.Родин – 23 июня 1941 г. в районе г. Гродно. Числится погибшим 22 июня 1941 г. в районе поселка Скидель механик по топливу Д.Г.Смоленский.

Таким образом, очевидно, что по прибытию на разбитый немецкой авиацией аэродром, личный состав получил приказ выходить в пункт сбора, которым являлся Дзержинск и куда должно было эвакуироваться УПВ НКВД БССР. Впоследствии некоторые, «прибившись» к пробивавшимся на восток группам пограничников и красноармейцев смогли добраться до аэродрома Быково, где находилось управление Отдельной авиационной бригады и дислоцировалась 1-я отдельная авиационная эскадрилья…

По рассказам местных жителей, все погибшие военнослужащие эскадрильи были похоронены в двух могилах на краю аэродрома. В частности, жители деревни Каролино после освобождения рассказывали, что немцы привезли на аэродром группу евреев, которых заставили здесь вырыть ямы или углубить воронки от бомб и снести в них погибших, а затем в эти же ямы были сброшены и расстрелянные евреи. Эту же историю рассказывал и ветеран-пограничник Н.Ф.Степанов, встретивший начало войны в составе 11-й отдельной авиационной эскадрильи на острове Куресааре в Балтийском море. После выхода в отставку он жил в г. Гродно и немало сделал для увековечения погибших пограничников.

Предполагаемые места захоронений находятся между стоянкой вертолетов, дислоцировавшейся здесь в 1960-1990 гг. вертолетной эскадрильи, и протекающей рядом речкой. Однако при проведении поисковых работ в окрестностях Каролино останков пограничников-авиаторов не обнаружено, нет пограничников и в находящихся здесь братских могилах. Возможно, это объясняется тем, что, по некоторым свидетельствам, перед отступлением немцы, скрывая следы своих преступлений, заставили местных жителей выкопать из могил на аэродроме трупы казненных евреев и сжечь их на кострах…


Леонид Спаткай, историк, действительный член Всероссийского геральдического общества