Иван Петрович Барсуков


5-я пограничная застава «Песчатка» носит имя Героя Советского Союза, бывшего начальника 86-го пограничного отряда  Ивана Петровича Барсукова.

Иван Петрович Барсуков никогда не руководил заставой, которая теперь носит его имя. В Брест на должность начальника штаба отряда он прибыл в 1987-м году. С дипломом выпускника прославленной кузницы военных кадров – академии имени М.В. Фрунзе... и со звездой Героя Советского Союза. За плечами уже были Закавказье, Восточный погранокруг, Афганистан…

Впервые зеленую фуражку Ваня Барсуков надел за двадцать лет до приезда в город над Бугом. Два года срочной на одной застав Пришибского погранотряда на азербайджанской границе. Затем курсы младших лейтенантов при Московском пограничном командном училище в 1969-м году. И долгая, полная как суровой романтики, так и простого житейского лиха офицерская служба.

Начинал заместителем начальника, потом стал начальником заставы. Довелось попробовать себя и на штабных должностях, возглавлял десантно-штурмовую маневренную группу отряда. А места то, какие! Вряд ли кому-то надо объяснять, что такое надо объяснять, что такое высокогорный таджикский Мургаб или продуваемый пыльными ветрами казахстанский Уч-Арал… В таких местах не то что службу нести, жить трудно. Барсукову же еще и повоевать довелось. Как записано в его личном деле: «1982 – 2983 гг. командирован в Демократическую Республику Афганистан (многократно)».

Однако прежний опыт ( в том числе и боевой ) мог лишь от части помочь становлению в новой должности. Брестский пограничный отряд испокон века занимал особое место в пограничных войсках. Примерно такое же, как московская бригада охраны Кремля в силовых структурах или Большой театр в сфере культуры. Поэтому многому приходилось учиться заново.

Отряд тогда, в который уже раз, подтвердил звание отличного. Более того, в 1988-м он занял первое место в системе погранвойск. Разумеется, не без участия Барсукова. Ученик оказался способным. И спустя год после перевода в Брест начальник штаба отряда стал его командиром. Так, кстати, Ивана Петровича чаще всего и звали. Больше, конечно, в неофициальной обстановке, но если уж звучало – Командир – то никому не надо было дополнительно разжевывать о ком речь.     

Разумеется, в соответствии с принятыми в погранвойсках канонами, штатнодолжностным расписанием и записями в личном деле должность называлась “начальник отряда”. С другой стороны, любой офицер, возглавляющий воинскую часть или соединение (в том числе и погранотряд), является командиром. Но именно так, с большой буквы, зовут в войсках далеко не каждого.

Мелочь конечно. Да только за такими мелочами многое можно разглядеть. Сам прослужил не один десяток лет, знаю – нелюбимого и неувожаемого руководителя будут звать как угодно, вплоть до подчеркнутого уставного “товарищ полковник”. Но “Командир” – это надо заслужить.

Барсуков заслужил. Так считали (и считают по сей день!) большинство солдат и офицеров, бывших когда либо сослуживцами или подчиненными Ивана Петровича. Правды ради, надо отметить – не все. Но ведь в реальной жизни поголовной идилии и не бывает.

Барсуков не очень-то и старался понравиться. С новым назначением ему предстояло решить куда более сложную задачу: удержать планку, и вывести отряд в лучшие уже самостоятельно. Тем более, что Иван Петрович хорошо понимал – споткнись он, злопыхательских “Я же говорил ! ” появится ничуть не меньше, чем не так давно было пропето в его адрес дифирамбов. Тут уж ничего не поделаешь, такова натура людская. Герой не имеет права на ошибку.

И он ее не совершил. По итогам 1989-го года Брестский погранотряд вновь был признан лучшим в пограничных войсках СССР.

К сожалению, лично мне пришлось всего дважды, да и то мельком, встречаться с Иваном Петровичем. Зато люди, хорошо его знавшие и с которыми мне довелось побеседовать, в один голос отмечали исключительно высокие человеческие качества Барсукова. Не херувим ,со своими недостатками, нопрямой, надежный и честный.

И там в Афганистане, и здесь, в пограничном отряде, Иван Петрович считал своих бойцов не пешками, а соратниками, может бытьдаже друзьями. Потому и отношение к подчиненым у него было особы. Как бы ни был занят, куда бы ни спешил - всегда в ответ на приветствие … подавал руку. Причем не только офицерам, но и солдатам, чем приводил последних в неописуемое смущение.

Было это вовсе не проявлением панибратства. Просто повидавший немало крови и жестокости воин умел нетолько воевать, но и ценить человека. В апреле 1983-го года в бою на острове Даркад сол дат по фамилии Кальков заслонил собой командира. Погиб, дав возможность Барсукову организовать отпор внезапно прорвавшимся моджахедам и спасти всю группу. Одна жизнь за двадцать. Такая вот арифметика… За 8 часов пограничники отразили 12 атак численно превосходящего противника и не допустили прорыва крупной банды из блокированного района.

Однажды небольшому подразделению во главе с тогда еще майором Барсуковым пришлось вступить в бой с крупной бандой противника. Пограничники тогда не только разгромили основные силы моджахедов, но и захватили большое количество оружия и боеприпасов, документацию главаря банды. За ту операцию Иван Петрович был награжден орденом Красной Звезды.

Многое говорят человеку военному о Барсукове и не шибко складные,но зато документально точные записи из личного дела.Точнее – из представления на Героя Советского Союза:

“В должности начальника ДШМГ(десантно-штурмовой маневренной группы – прим.авт.) с мая 82 года. принимал участие в разработке и осуществлении 40 боевых операций.В результате уничтожено более 1,5 тысяч бандитов, около 3 тысяч взято в плен, захвачено более 3 тысяч едениц различного вооружения, лично уничтожил 57 бандитов…

…Вмарте 83 г. на перевале Шеркоталь личный состав ДШМГ, вступив в бой с ходу после десантирования с вертолетов в центр опорного пункта басмачей, уничтожил около 150 бандитов, захватил оборонительные сооружения, склады, госпиталь, более 400 едениц оружия и обеспечил успех всей операции…”

Что греха таить, бывало, офицеры с такими заслугами и боевым опытом заболевали “звездной болезнью”. Не только руку “забудут” подать, кивком не всегда удостоят. Ивану Петровичу удалось избежать этой беды. А в отряде и подразделениях границы быстро привыкли к несовместимому совмещению невиданного демократизма и строгой требовательности.

Особенно часто Барсуков бывал на заставе “Песчатка”. Да не просто с проверкой или контролем. Приезжал пообщаться с коллективом, как говорится, “кончиками пальцев ощутить ситуацию”.Ведь расположена застава на важном оперативном направлении. По ней, как по эталону, можно было выверять ситуацию в целом по отряду.

В те годы внешне спокойная и стабильная граница с нашим западным соседом на самом деле уже начинала ощущать отголоски закипающих по ту сторону Буга политических страстей. В такой обстановке особенно востребованны были профессионализм, взвешенность при принятии решений. Выручали огромный опыт и обостренное чутье прирожденного пограничника.

Даже курортный по сравнению с прежними местами службы Брест требовал полной самоотдачи, постоянного физического и нервного напряжения. Не зря ведь китайцы, самой страшной карой считают пожелание жить в переломное время. Ивану Петровичу этого “перелома” досталось с лихвой. Вспомните сами: развал Союза, “плавный” переход недавних братьев по оружию от горячей дружбы, к более чем прохладному “взаимодействию”, идеологическая неразбериха в руководстве страны.

Жаль только, силы человеческие не беспредельны. В 1993-м году полковнику Барсукову исполнилось сорок пять лет. Наверное можно было еще прослужить. На пенсию никто силком не гнал. Но что-то перегорело в душе. Все чаще донимали вопросы без ответов. Дело ли командира заниматься поиском спонсоров? Должен ли он думать, где взять средства, чтобы обуть и накормить солдат? Надо ли офицеру со звездой Героя на груди превращаться в рядового доставалу? Иван Петрович написал рапорт: “Прошу уволить …по выслуге лет”. Приняв лучший в Союзе пограничный отряд, таким он его и сдал… Разве могло быть по-другому?!

Но даже после ухода в запас Барсуков жил границей и для границы. Работая в комерческой фирме, помогал родному отряду. Именно благодаря Ивану Петровичу в пунктах пропуска начали появляться первые компьютеры, закупались стойматериалы для ремонта застав, находилась краска для тех же шлагбаумов, строились склады…

А потом пришла беда. 18 мая 2001-го года перестало биться сердце Героя. Похоронили Ивана Петровича на гарнизонном кладбище города. Рядом с пограничной группой, ставшей приемницей Брестского отряда, рядом с границей.

Дело отца продолжает теперь сын Ивана Петровича – Евгений. Служит он здесь же, в Бресте, контролером отделения пограничного контроля “ Козловичи”. В части прапорщик Барсуков на хорошем счету, настоящей пограничной закваски парень. Да и дочь Ивана Петровича Жанна не далеко от брата ушла, выйдя замуж, естественно, за пограничника. Словом, крепко породнились россияне Барсуковы с землей белорусской.

Навсегда теперь эта фамилия вписана и в историю пограничных войск страны. Указом Президента Республики Беларусь от 4 декабря 2001 года заставе “Песчатка” Краснознаменной Брестской пограничной группы – той самой, где так часто бывал Иван Петрович, - было присвоено имя Героя Советского Союза полковника Барсукова.

А на его родине, в ставропольском поселке Казгулак, в честь прославленного земляка названы улица и школа.