Новости 100-летия

Два десятка километров с собакой и автоматом: корреспондент «Рэспублікі» провел день на пограничной заставе

  26.05.2018
Два десятка километров с собакой и автоматом: корреспондент «Рэспублікі» провел день на пограничной заставе
На воротах Лидского пограничного отряда красуется герб с соколом, знак отличия органов пограничной службы. Эта грозная и благородная птица не зря выбрана символом — пограничники берут границу под свое крыло. И делают это уже целый век. Эта знаменательная дата стала хорошим поводом для корреспондента «Рэспублікі» провести один день с пограничниками, увидеть их быт и службу на заставе.

Моросит. На плацу оркестр выдувает медью современную мелодию, репетирует к празднику. Параллельно под этот воодушевляющий саундтрек постигает начальную военную подготовку молодое пополнение. «Раз-два-три», — еще не чеканят шаг на строевой подготовке. Пришли в часть только пару дней назад, а уже через два месяца – распределение: кто уйдет на границу, кто попадет в комендантскую группу, а кто останется служить в части. 

В армию попасть просто, в пограничники — сложно. Категории годности в пограничные войска такие же, как в десант. А психологический отбор даже жестче — пограничники на переднем крае нашей страны, каждый день с боевым оружием в руках..

Все каналы ведут в Рим

Через нашу страну постоянно пытаются наладить каналы незаконной миграции из России в Западную Европу. Сейчас в изоляторе на территории Лидского пограничного отряда содержится 15 вьетнамцев. Ровно на столько мест изолятор и рассчитан. После того как отдел дознания и административного процесса установит личности нелегалов, их депортируют домой. В прошлом году бежали кубинцы и афганцы. Тренд сезона меняется. В этом году только вьетнамцы. Они делают визы в Россию, а оттуда их привозят к границе — дальше марш-бросок. У этих ребят он оказался неудачным — наши пограничники хорошо делают свою работу.


Сейчас в изоляторе на территории Лидского пограничного отряда содержатся 15 вьетнамцев

Раскрывать свои личности мигранты не спешат — им лучше проводить месяцы в изоляторе, чем возвращаться домой. Звонят домой по безлимитному роумингу, который предоставило Белорусское общество Красного Креста. Офицеры общаются с нарушителями границы через переводчиков. Припоминают, как сложно было найти переводчика для общения с гражданином Непала: оказалось, в нашей стране таких лингвистов по пальцам можно пересчитать. 

«Синтяо», — зашел в камеру и пожелал доброго дня «арестантам». Вьетнамцы в добром здравии и бодрости духа сидят на кроватях уже в куртках, приготовились к прогулке. «Ребята, не валяйте дурака, поезжайте домой», — сказал бы я им, если бы знал вьетнамский. 

Моя застава — моя крепость

За окном мелькает вереница фур, едем к пункту пропуска «Бенякони». А в нескольких километрах — одноименная пограничная застава. Экскурсию по ней для меня устроил лично начальник пограничной заставы майор Денис Анкудович.

Заставу построили в 2011 году. Живут солдаты не в общей казарме, а в комнатах по двенадцать и шесть человек. На окнах рольшторы, чтобы солнце не слепило. В уборной — жидкое мыло. Это не казармы, а целая трехзвездочная гостиница. А вот кинологи срочной службы так и вовсе «привилегированное сословие» — живут вдвоем, точнее, их всего двое. Тяжелая служба на границе компенсируется комфортными условиям службы — все справедливо. 



У контрактников стаж идет год за полтора и отпуск 45 дней. Живут они в новеньком доме, построенном в одном архитектурном стиле с заставой, в двух шагах от нее. Их жены не капризничают, хоть место явно не Лас-Вегас. Все развлечения в Лиде — до нее сорок километров. Самим пограничникам на службе некогда скучать. Наряды по четыре—шесть часов, а если нарушителей нужно искать, то и дольше. Сослуживцы могут не видеться по неделе — графики нарядов не совпадают. Выходной для «кино-домино» плавающий. 



На заставе служит пятьдесят человек. Здесь свой микромир, полностью автономный — есть своя заправка, теплицы, даже курочек держат. Продуктовая безопасность в деле. Аварийное автономное электропитание от дизельных генераторов обеспечит жизнедеятельность и боеспособность заставы.

Перед заступлением наряда на охрану госграницы бойцы проверяют свое оружие. К слову, учебные стрельбы здесь проводят очень часто. В боевой обстановке в этом году пока не стреляли, в прошлом — когда задерживали уазик с контрабандой сигарет. Несут службу пограничники в форме нового образца. Она бледнее старой, а потому более неприметная. Как признались сами бойцы, ткань нового обмундирования приятнее и в целом более удобная. И что самое главное — не надо подшивать подворотничок, он стирается вместе с формой. До чего дошел прогресс. 

Четвероногий патруль

Каждый день у бойцов на заставе специальная подготовка: у кинологов своя, у техников своя, даже у поваров она есть. Вот боец переоделся в толстый ватник. Сейчас его будут гонять по полю. Обязанность эта легла на четвероногого пограничника — немецкую овчарку с романтичной французской кличкой Поль. 



 Но романтика улетучилась, как только Полю дали команду на задержание. Он показал всю свою прыть — быстро нагнал «телогрейкина», вцепился в руку так, что вожатый с трудом смог его оттащить. На заставе четыре собаки: немецкие, кавказские и бельгийские овчарки. Тренируют собак на разных местностях, чтобы те к одной не привыкали. Два инструктора служат по контракту – дрессируют и обучают следовой работе. А двое вожатых на срочной службе ухаживают за ними. Дослуживают свой век четвероногие на блок-постах, когда уже не могут идти по следу. 

«Застава, в ружье!»

Прервала общую атмосферу умиротворения тревога – «Застава, в ружье!» В ГАЗ загружаются бойцы. Иногда поступает оперативная информация от местных – телефон части они наизусть знают, слаженная работа «агентурной сети». Сейчас сработала сигнализация на границе. С фотографом садимся пограничникам на хвост. Оказалось, среагировала сигнализация на зверей. Немного даже расстроился, экшен не удался, зато смог рассмотреть вблизи, как устроены заграждения на границе.



Большая прогулка

Обычно два бойца вдоль контрольно-следовой полосы обходят свой участок границы по дозорной тропе. Проверяют, нет ли на КСП следов. Старший наряда идет впереди. Увидел кого — рука вверх, значит, замри, вправо — замаскироваться. Вижу двоих — два пальца на глаза. В наряде дозор проходит около 12 километров, есть участки и по 20 километров. Иногда ставят «секрет» — замаскированный наряд. В нем также два бойца. Они скрытно занимают позицию, наблюдают за обстановкой на границе, не обнаруживая себя. Однако порой сложно соблюдать режим конспирации, например, когда атакует мошкара. Если заметили кого, докладывают на заставу, ребята приезжают и «пакуют» нарушителей. 

Иногда пограничники ставят «секрет» — замаскированный наряд. В нем два бойца. Они скрытно занимают позицию, наблюдают за обстановкой на границе, не обнаруживая себя

Казалось бы, забор можно перелезть, но поблизости стоят датчики, повсюду камеры. В некоторых местах, как здесь, — наблюдательные вышки. Забрался на одну. Смотрю с высоты: поля за границей — те же, и хатки в прилегающих деревнях — такие же, красота-то какая!

Источник: sb.by