Хроника: 17-й Краснознаменный Брестский пограничный отряд. Часть первая.

Хроника: 17-й Краснознаменный Брестский пограничный отряд. Часть первая.

Командование отряда постоянно докладывало в округ и ГУПВ, а также командованию частей РККА об активной подготовке немцев к войне. В частности, за несколько дней до войны майор Кузнецов прибыл для доклада к командующему 4–й армией генерал–майору А.А.Коробкову. После того, как начальник отряда объективно доложил обстановку и сделал выводы о возможном нападении немцев, Коробов взял его под стражу, обвинив в паникерстве и необъективности. Лишь благодаря вмешательству руководства ГУПВ начальник отряда был освобожден.

Часть первая.

В 22.00 связь отряда с округом и заставами левого фланга была прервана. Связистами отряда были обнаружены повреждения на КРОСС Брестской телефонной станции, где в подвале был разрублен вводный кабель. Восстановив связь со штабом округа, начальник узла связи отряда лейтенант Клевцов оставил охранять КРОСС линейного надсмотрщика красноармейца И.Н. Беца, а сам с бойцами Давыдовым, Кулешовым, Смоляниновым, Юпатовым и заместителем политрука Усковым выехал на устранение обрыва к погранкомендатурам Домачево и Влодава. Двигаясь к обрыву, пограничники в 30 км от Бреста увидели бегущего человека, которого преследовали пограничники резервной заставы. Усков и Юпатов, спешившись, бросились ему наперерез и сбили с ног. Беглец оказался немецким диверсантом, задачей которого была ликвидация связи и обеспечение пути движения танков, которые должны были прорваться через границу в 4.15. В нескольких метрах от места задержания связисты обнаружили оборванные провода трех линий связи. Восстановив связь, они вернулись в отряд.

В отряде Клевцов получил распоряжение начальника отряда связаться с начальником пограничных войск НКВД БССР, который находился в это время в Августовском отряде. Майор Кузнецов, связавшись с генерал—майором И. А. Богдановым, доложил, что по многим данным немцы в 4.00 начнут наступление и просил разрешить поднять личный состав по тревоге, но получил отказ.

В первые часы войны все линейные заставы и штабы комендатур, кроме штабов 1—й и 2—й погранкомендатур, находившихся на некотором удалении от границы, подверглись одновременной атаке немецкой артиллерии и авиации. Через некоторое время пограничники вступили в бой с немецкими передовыми подразделениями. Это были разведотряды дивизий первого эшелона, которые имели в своем составе от усиленной пехотной роты до усиленного батальона трехротного состава с артиллерией и танками. Эти отряды должны были проделать проходы в проволочных заграждениях, захватить переправы через Буг и в течение получаса ликвидировать пограничные заставы1.

Когда с 2.00 часов от нарядов стали поступать сообщения о выходе немецких танков к линии границы, начальник отряда майор А. П. Кузнецов в 3.00 часа на свой страх и риск отдал распоряжение привести все подразделения в боевую готовность. Но приказ до всех застав не дошел. В результате огневая подготовка противника застала многих врасплох. Не успели эвакуироваться семьи пограничников, оказавшиеся позже в немецких концлагерях. В этот же период было утрачено и Боевое Знамя отряда.

На участке отряда наступали 4—я Армия и 2—я танковая группа под командованием генерала Г. Гудериана, который впоследствии описал начало войны так: «В роковой день 22 июня 1941г. в 2 час. 10 мин. утра я поехал на командный пункт группы и поднялся на наблюдательную вышку южнее Богукалы (15 км северо—западнее Бреста). Я прибыл туда в 3 час. 10 мин, когда было темно. В 3 час. 15 мин. началась артиллерийская подготовка. В 3 час. 40 мин. — первый налет наших пикирующих бомбардировщиков. В 4 час. 15 мин. началась переправа через Буг передовых частей...».

В 4.00 техническая связь с Управлением пограничных войск НКВД БССР, а также с подразделениями отряда и начальником Брестского гарнизона была прервана. Автотранспортная рота, дислоцировавшаяся в крепости у самой государственной границы, подвергалась обстрелу артиллерии и бомбардировке авиации противника. Сам Брест также подвергся сильному артобстрелу и бомбардировке авиацией противника. Так как были нарушены линии проводной связи, начальнику отряда майору Кузнецову в первые минуты войны не удалось связаться ни с командованием соединений РККА, ни со штабом погранвойск НКВД БССР, ни с заставами. Тогда он открытым текстом по радио передал: «Всем, всем! Германия начала военные действия. Начальник отряда майор Кузнецов»2.

В 5.00 погранотряд, оставив усиленное охранение здания штаба отряда в Бресте, во главе с дежурным по отряду интендантом 3—го ранга Журавлевым небольшими силами приштабных подразделений вышел на окраину Бреста. Заняв оборону на северо—восточной окраине Бреста, погранотряд в составе роты связи, комендантского взвода и служб, присоединив к себе небольшие группы сотрудников НКВД и милиции Бреста, под командованием начальника отряда майора Кузнецова в течение нескольких часов отбивал атаки наступавшего противника. Не выдержав напора превосходящих сил противника, при отсутствии соседей с флангов, погранотряд отошел в район Жабинки.

В первой половине июля 1941г., после выхода из окружения, 17—й пограничный отряд, сформировавшись в г. Гомель в составе трех комендатур и двенадцати застав, получил задачу охраны и обороны тыла 21—й армии. Штаб отряда разместился в м. Ново—Белица.

В начале сентября отряд вместе с частями 21—й армии попал в окружение в районе г. Пирятин, что на Полтавщине и неоднократно участвовал в боях на прорыв. 17 сентября около н. п. Городище (Черкасская область) 17—й и 18—й отряды прорвали кольцо окружения и начали марш на восток. На рассвете 18 сентября отряд прибыл в с. Сынча, где четыре часа вел бой за переправу через р. Сула. 28 сентября отряд с боями вышел в г. Ахтырка и 30 сентября прибыл в Харьков. В составе отряда из окружения вышло 55 человек начсостава, 68 — младшего начсостава и 133 — рядового состава. Приказом НКВД СССР № 001379 от 25 сентября 1941г. 17—й Краснознаменный пограничный отряд был переформирован в 17—й Краснознаменный пограничный полк3.

Первая застава

Дислоцировалась в 600м от Западного Буга в д. Сутно. В 23.00 21 июня начальник заставы старший лейтенант К. Т. Кичигин получил сообщение от начальника 2—й заставы младшего лейтенанта В. Н. Горбунова, что утром немцы нападут на Советский Союз.

Личный состав заставы был приведен в боевую готовность: в опорном пункте дежурили пулеметные расчеты, туда же перенесли боеприпасы, воду, продовольствие, увеличили численность пограничных нарядов.

Во второй половине ночи от нарядов стали поступать донесения, что немецкая боевая техника вышла на линию границы.

В 4.00 22 июня 1941г. против участка заставы взвилась ракета. Вслед за этим по заставе открыли огонь орудия, минометы и пулеметы противника. Под прикрытием дымовой завесы немцы силами до роты форсировали Западный Буг и начали наступление на опорный пункт заставы. Солдаты шли в полный рост, с автоматами наизготовку. Когда до них оставалось метров 150, застава открыла огонь. Первая цепь противника была уничтожена огнем станковых пулеметов сержантов Г.Г. Пашутина и Ф. И. Шахурина. Вторую цепь пограничники подпустили еще ближе и тоже почти всю уничтожили. Оставшиеся в живых в беспорядке отступили, после чего застава подверглась артиллерийскому обстрелу. Затем немцы поставили дымовую завесу и под ее покровом, перебросив на участок новый батальон, возобновили наступление.

До 8.00 часов пограничники отбили ружейно—пулеметным огнем три атаки. После небольшой передышки последовала четвертая. Обойдя рощу, немцы двинулись на правый фланг. Здесь занимал позицию ефрейтор Михаил Андрианов.

Подпустив немцев метров на 70, он ударил по ним из ручного пулемета. Вскоре на помощь подоспел пулеметный расчет сержанта Георгия Пашутина и атака была отбита.

На левом фланге подразделения противника пытались просочиться в рощу и оттуда незаметно обойти пограничников. Это направление обороняла группа политрука Ивана Александровича Шаброва.

По его приказанию ефрейтор Н.И. Грозовский занял огневую точку на вышке, с которой хорошо простреливалась роща. Пулеметчик уничтожил несколько десятков немецких солдат и офицеров, но был смертельно ранен и немцы проникли в расположение заставы.

К 11.00 часам противник переправил через Западный Буг танки и артиллерию, а пехота вступила в д. Сутно, обойдя заставу с тыла. Здесь в бой с ней вступили 15 пограничников, которых Кичигин заблаговременно выслал в деревню. Бойцы рассредоточились на чердаках, в садах, огородах и вступили в бой с вошедшим в деревню батальоном пехоты.

Сержант Николай Волков укрылся в доме у перекрестка дорог и огнем из автомата уничтожил не менее двадцати немцев.

К 15.00 часам на подступах к заставе насчитывалось до ста трупов солдат противника. После таких чувствительных потерь немцы прекратили атаки и ограничивались обстрелом заставы.

Вскоре немцы согнали жителей д. Сутно, взяли 16 заложников и приказали им идти на заставу, чтобы уговорить пограничников прекратить сопротивление и сдаться в плен. Но жители отказались.

За этим наблюдал заместитель политрука П.П. Стефаненко, который занимал позицию на чердаке дома. Он открыл огонь, сразив немецкого майора и нескольких солдат, но немцы окружили дом и буквально растерзали пограничника. Расстреляли они и заложников.

А застава оборонялась. После 20—ти часового боя из 53 пограничников заставы в живых осталось только 13. В ночь на 23 июня они прорвали кольцо окружения, вынеся на руках тяжело раненного начальника заставы.

Жители д. Сутно похоронили погибших пограничников в районе заставы. После войны их останки были перезахоронены в м. Милейчице с воинскими почестями. На могиле был поставлен памятник.

Вторая застава

Располагалась в д. Новосёлки.

В 3.00 часа 22 июня личный состав заставы был поднят по тревоге, а в 4.00 застава и деревня подверглись сильному артиллерийскому обстрелу. После двухчасовой артподготовки, пустив дымовую завесу, через р. Западный Буг в районе 114–119 погранстолбов стала переправляться немецкая пехота.

Первыми вступили с ней в бой четыре пограничника усиленного наряда под командой пулеметчика Владимира Ивановича Чугреева. В течение получаса они срывали наведение переправы. В бою погибли пограничники Сергеев и Чугреев.

Об их подвиге на заставе узнали из записки, найденной в ошейнике собаки, прибежавшей с границы: «Немец к границе подтянул большое количество войск, наводит переправу через Буг в двух местах. Мы вступили в бой. Будем драться до последнего патрона. Не вспоминайте лихом. Сергеев»4.

Начальник заставы младший лейтенант В.Н. Горбунов выслал на помощь пограничному наряду Чугреева дополнительную группу. Бойцы с ходу вступили в бой, но противник, имея численное превосходство, продолжал переправу и начал теснить пограничников.

Напротив мельницы, где немцы также вели переправу, вступил в бой наряд под командой сержанта Кузьмы Никишина. Огонь пулемета и винтовок на первых порах внес в ряды переправлявшихся панику. Но затем противник открыл ответный огонь, под прикрытием которого через реку переправились крупные силы. Пограничники, отстреливаясь, начали отход к заставе.

В дубовой роще с немцами вела бой группа ефрейтора Л.В. Васильева, от огня ручного пулемета и винтовок которой здесь навечно остался не один десяток солдат противника.

Пограничный наряд в составе ефрейтора Николая Трофимовича Бедило и рядового Амонса Джесуповича Мусурупова располагался на вышке в районе дубовой рощи, откуда хорошо просматривалась и простреливалась переправа. Немцы, обнаружив наряд, открыли по нему артиллерийский и минометный огонь. От обстрела Н.Т. Бедило погиб, вышка загорелась, но А.Д. Мусурупов продолжал вести огонь по переправе и погиб, упав на землю вместе с горящей вышкой.

В 6.00 на заставу прибыли начальник штаба комендатуры капитан Ф.М. Кондратьев и заместитель коменданта по разведке старший лейтенант Т.Т. Рындя с десятью бойцами.

В 7.00 рота противника в походном порядке подошла к д. Новосёлки. Подпустив ее метров на 70, пограничники открыли огонь. Рота была полностью уничтожена. На левом фланге противник, форсировав реку в районе 119—го погранстолба, наступал на южную окраину д. Новосёлки под прикрытием минометного и пулеметного огня. Подпустив немецкую пехоту поближе, пограничники открыли сильный огонь, и немцы отступили в лес.

В 8.00 противник в 2-х км юго—восточнее д. Новосёлки высадил десант около 30 человек, который начал наступление на деревню, но был остановлен огнем группы заместителя начальника заставы по политчасти политрука Л.П.Горбачева.

После первого неудачного наступления на заставу немцы силой до батальона пошли в наступление на ее опорный пункт одновременно с трех направлений. На северной окраине оборону держала группа пограничников под командой заместителя политрука М.Д. Зинина, на южной окраине — группа под командой политрука Л.П. Горбачева.

В 12.00 на заставу прибыл комендант участка старший лейтенант М.С. Величко. Примерно в это же время противник окружил Новоселки и кое—где проник в деревню. Под большим превосходством сил противника группа, оборонявшая северную окраину д. Новосёлки, под командованием капитана Ф.М. Кондратьева частью отошла к заставе, а частью — на восточную окраину деревни. Ко второй половине дня немецкие автоматчики заняли мельницу и застава оказалась в окружении.

На северной окраине Новосёлок, где располагалась застава, оборонялись отделения сержанта Константина Занозина и младшего сержанта Василия Гребенюка под общим командованием старшины заставы Валентина Мишина. Противник здесь трижды переходил в атаку, но пограничники отбили все. К 13.00 у группы кончились боеприпасы и она начала отходить к заставе под прикрытием ручного пулемета, за которым залег снайпер Павел Капинос.

Когда немцы окружили Капиноса, он отбивался до последнего патрона, который оставил для себя. Немецкие солдаты надругались над мертвым пограничником — впоследствии местные жители рассказывали, что тело Капиноса до такой степени было изуродовано, что его с трудом опознали.

На западной окраине деревни сражалась группа под командованием начальника заставы. Немцы, не обращая внимания на потери, рвались вперед. В один из моментов пограничники рукопашной контратакой остановили их продвижение. Но вскоре к немцам прибыло подкрепление и начальник заставы, залегши за станковый пулемет, приказал бойцам отходить к заставе. Потом он поджег сарай, около которого занимал позицию, и под прикрытием дыма отошел к заставе.

На южной окраине деревни оборонялась группа пограничников под командованием политрука Л.П. Горбачева. Здесь немцы несколько раз переходили в атаку, но огонь пулеметчиков Андрея Андреевича Колодина и Алексея Ильича Орлова, автоматчиков Горбачева, А.Н. Ляшенко, И.И. Бузина, В.М. Гребенюка и других прижимал их к земле. Противник, понеся потери, прекратил попытки овладеть Новосёлками с этого направления. В бою погибли младший сержант Н.А. Абдрахманов и пулеметчик А.А. Колодин, были тяжело ранены И.И. Бузин и Л.П. Горбачев.

К 16.00 застава израсходовала почти все боеприпасы, многие пограничники погибли, большинство были ранены, а немцы почти полностью окружили Новоселки. Свободной оставалась дорога на м. Волчин, где держал оборону резерв комендатуры под командой заместителя коменданта старшего лейтенанта Рынди.

В 18.00 часов 22 июня 1941г. начальник заставы, получив приказ от коменданта участка отходить к комендатуре, отдал приказ на прорыв окружения. Огнем станкового и ручного пулемета пограничники подавили огонь немецких автоматчиков, засевших на мельнице. Застава начала отход на Волчин, во время которого попала в засаду. После боя в живых остались начальник заставы младший лейтенант В.Н. Горбунов, заместитель политрука М.Д. Зинин и пять пограничников, которым удалось прорваться к своим.

В общей сложности застава вела бой с противником в течение 14 часов. За это время немцы потеряли более 300 человек убитыми и ранеными.

1 комендатура и д. Волчин, где она размещалась, утром 22 июня 1941г. подверглись мощному артиллерийскому обстрелу. С первыми разрывали снарядов пограничники быстро заняли свои места согласно боевому расчету. Заведующий складом сержант М.М. Журавлев бросился к складу и начал выносить боеприпасы.

После артобстрела на позиции пограничников начала наступление пехота противника. Пограничники вступили в бой. Несколько часов они сдерживали атаки пехоты, но были вынуждены отойти.

Третяя застава

Располагалась у д. Величковичи, в 800м от линии государственной границы. Участок заставы проходил по р. Западный Буг.

Начальником заставы был старший лейтенант В.М. Михайлов, заместителем по политчасти — младший политрук Владимир Плахотник, помощником начальника заставы — лейтенант Михаил Перминов.

В ночь с 21 на 22 июня на заставу прибыл заместитель по политчасти коменданта 1—й комендатуры политрук Иван Кадацкий.

В 4.10 начался артиллерийско—минометный обстрел заставы и личный состав был поднят по тревоге и разбит на три группы. На правом фланге оборону заняла группа под командованием политрука Кадацкого, на левом — старшего лейтенанта Михайлова, в центре — младшего политрук Плахотника.

В 7.00 немецкие войска начали наступление на левый фланг обороны заставы. Подпустив их метров на 200, пограничники открыли пулеметный и ружейный огонь. Немцы, встретив такой отпор, отступили к 123—му погранстолбу, где заняли оборону по берегу р. Западный Буг. В 10.00, получив подкрепление, противник численностью до роты предпринял вторую атаку, обойдя заставу слева. Пограничники, подпустив наступающих совсем близко, огнем из пулеметов и гранатами, обратили их в бегство.

По воспоминаниям отдельных участников первых боев на границе, за тринадцать часов боя пограничники отразили пять атак, уничтожив около сотни солдат и офицеров вермахта. В боях особенно отличились командир пулеметного отделения младший сержант М.А. Пащенко и ручной пулеметчик парторг заставы Василий Нежельский.

После дня боев личный состав заставы отошел в расположение укрепрайона, находившегося вблизи деревни Дубовая (в 4 км на северо—восток от заставы) и более трех суток вел бои совместно с гарнизонами дотов. В боях отличились пулеметчик Борис Мокров, стрелки Александр Баранов, Павел Соседко, Лев Старцев, Харрис Шамьянов, Илья Калинин, командир отделения сержант Тимофей Бехметьев, заместитель политрука Виктор Кидалов и другие.

Большинство пограничников погибли. Начальник заставы старший лейтенант Василий Михайлов, будучи командиром подразделения в составе войск НКВД по охране тыла Брянского фронта, бросился с гранатами под немецкий танк, но остался жив и тяжелораненым попал в плен. Умер от истощения и болезней 1 марта 1942г. в концлагере «Офлаг—62» в Хаммельбурге (земля Бавария), где и похоронен. Помощник начальника заставы лейтенант Михаил Перминов, заместитель начальника заставы Владимир Плахотник, рядовые Баранов, Старцев, заместитель политрука Кидалов пропали без вести. В живых остались, пройдя войну, Пащенко, Иванов, Мокров и политрук Кадацкий.

Вот как описывал оборону заставы Борис Мокров в 1960—х бывшему начальнику 17—го Краснознаменного пограничного отряда полковнику А.Кузнецову: «Война подняла меня по тревоге в 4 часа. Я занял свое место в пулеметном расчете. Вместе с группой бойцов во главе с младшим политруком Плахотником мы находились на правом фланге, а начальник заставы Михайлов с расчетом пулеметчика Петрова обороняли левый фланг. К 8 часам немцы начали наступление по лощине на левом фланге, где у нас было стрельбище. Начальник заставы приказал без его команды огонь не открывать, а сам с ручным пулеметом и гранатами выполз вперед. Немцы подошли уже совсем близко к тому месту, где залег Михайлов, а команды стрелять все еще не было. И вдруг послышались взрывы гранат — тогда заговорило все наше оружие.

Атаку отбили с большими потерями для немцев. На заставе было несколько раненых. По предложению младшего политрука, мы пополнили свой арсенал трофейным оружием убитых гитлеровцев. Вторая атака была отражена в 10 часов утра, а шестая — в 10 вечера. Особенно отличилась жена заместителя начальника заставы студентка пятого курса Московского пединститута Галя. Она приехала на заставу дней за 20 до начала войны и храбро сражалась вместе с нами. Связи с комендатурой не было, и бойца Николая Горчакова послали в Волчин. Вернувшись с ранением, он доложил, что комендатура занята немцами. И тогда в полночь начальник заставы приказал отходить на Беловежскую Пущу. Жены начсостава и дети вместе с ранеными ехали на повозках, а мы несли пулеметы и оружие.

Не доходя до комендатуры, встретили часть бойцов с других застав и комендатур. Затем, разделившись на две группы, стали прорываться к своим. К назначенному месту встречи начальник заставы со своей группой не вышел. Его жена и двое детей были с нами. У Беловежской Пущи мы повстречались с генерал—майором, фамилию не помню. Он дал нам машину и приказал прорваться из окружения, доставить в Минск пакет и доложить, что он остается с частью войск в тылу врага. Вместе с младшим сержантом Пащенко и другими бойцами мы выполнили задание и попали под Вязьму».

А вот воспоминания Михаила Пащенко, записанные в 1964г.:

«К вечеру пришлось отступать. Мы решили идти в местечко Волчин, где размещался штаб нашей комендатуры, но здесь столкнулись с врагом. Завязался бой... На четвертые сутки мы пришли в Беловежскую Пущу и влились в 49—ю стрелковую дивизию.

В 17—й пограничный отряд я прибыл в январе 1940г. В Тимковичах оказался в учебном батальоне. Политруком был тогда... фамилию его не помню. И честное слово, даже стыдно. Ведь после учебки мы встречались в маневренной группе в Бресте. А затем, когда я окончил школу младших командиров и был направлен командиром пулеметного отделения на 3—ю заставу 1—й комендатуры, встретились вновь — он был политруком комендатуры. Война застала его на нашей заставе. Мы вместе сражались, ходили по немецким тылам, побывали не в одном окружении...».

Пройдя по тылам врага несколько сот километров, группа под командованием политрука Кадацкого в конце июля 1941г. присоединилась к отряду под Гомелем.

За первый бой на границе Борис Афанасьевич Мокров и командир отделения станковых пулеметов сержант Михаил Пащенко в числе 50 пограничников Белорусского пограничного округа Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа 1941г. был награжден орденом Красного Знамени.

В 1993г. на месте дислокации 3—й заставы в районе д. Величковичи пограничниками 86—го Краснознаменного пограничного отряда была установлена мемориальная доска.

Четвертая застава

Располагалась возле д. Рудавец.

На 4-й пограничной заставе.1941 год. Справа- налево: старший лейтенант Илларион Тихонов, начальник 4-й заставы, Михаил Андреевич Зуйков — заместитель начальника заставы по политчаст, Иван Петрович Беляев — заместитель политрука.

В 3.00 часа 22 июня 1941г. над заставой курсом на восток пролетели немецкие самолеты. В 4.00 на левом фланге были слышны разрывы ручных гранат, одновременно от нарядов стали поступать донесения, что на всем участке заставы немецкие войска устанавливают паромы и пехота начала форсировать р. Западный Буг. С ней вступили в бой пограничные наряды. В это же время по расположению заставы немцы открыли артиллерийский и минометный огонь.

С первыми разрывами начальник заставы старший лейтенант И.Г.Тихонов , только что возвратившийся на заставу с проверки нарядов, и политрук Михаил Андреевич Зуйков подняли заставу по тревоге и организовали круговую оборону. Для усиления пограничных нарядов, вступивших с немцами в бой на переправах, начальник заставы выслал дополнительные группы пограничников.

К наблюдательной вышке, на помощь младшему сержанту Павлу Петровичу Семенову, была выслана группа под командованием старшины заставы Николая Федоровича Авдеева.

Провофланговые наряды начальник заставы объединил под командованием политрука 3—й заставы Николая Андреевича Самарина, оказавшегося в это время на службе в районе стыка двух застав. Эта группа из десяти пограничников под командованием политрука Самарина приняла на себя удар батальона немецких автоматчиков, поддержанных артиллерией и минометами.

На левый фланг И.Г. Тихонов направил группу под командованием заместителя политрука Ивана Петровича Беляева.

Сам начальник заставы принял командование боем, где пытались переправиться основные силы противника и их первую попытку сорвали пограничные наряды. Непосредственное руководство обороной заставы возглавил политрук Михаил Павлович Зуйков.

На заставе бой длился до 19.00. Противник дважды предлагал пограничникам сдаться. Когда в ответ на очередное предложение раздались выстрелы защитников, немцы забросали гранатами подвальные помещения разрушенной казармы, окопы и блиндажи. Тех, кто пытался выбраться наружу, давили гусеницами танков. Тем не менее, блокгауз, расположенный в северо—западным секторе обороны, сражался до 23.00 часов. Последние его защитники, тяжелораненые политрук Михаил Павлович Зуйков, рядовые Василий Федорович Ивлев и Николай Павлович Бахметьев, подорвали себя вместе с прорвавшимися туда солдатами противника.

Еще 21 июня пограничники зафиксировали, что на противоположном берегу р. Западный Буг немцы сосредоточили около 40 танков, более батальона пехоты, артиллерию и минометы. Но расчет противника этими силами форсировать здесь реку и овладеть заставой с ходу провалились. Вооруженные винтовками, ручными и станковыми пулеметами и гранатами, пограничники, выдержав неоднократные артиллерийско—минометные обстрелы, четыре часа под командованием И.Г. Тихонова сражалась у переправы. За это время пограничники, уничтожая переправочные средства противника, утопили пять танков и четыре орудия, сразили огнем более сотни солдат противника. « На второй день войны меня и других жителей деревень Огородники, Ставы и Рудовец немцы заставили копать могилы и собирать своих убитых солдат,— вспоминал после войны колхозник Андрей Петрович Тарданюк.

— Четверо суток мы с похоронной командой таскали баграми из Буга трупы фашистов. Здорово им всыпали тогда наши, долго будут помнить фашисты».

Но и пограничники несли потери. Погибли пулеметчик Андрей Богданов, автоматчик Михаил Петров, стрелки И.И. Ефремов, Д.С. Козырев, Соловьев. Трижды был ранен заместитель политрука Беляев и дважды И.Г.Тихонов. Но бой не стихал. Только когда кончились гранаты и на исходе были патроны, начальник заставы принял решение отойти к заставе. Пограничники трижды бросались в контратаку, но прорваться к заставе не смогли, так как ее блокировали две роты немецких автоматчиков. Также противник подтянул сюда танки и артиллерию. Тогда И.Г. Тихонов с группой пограничников предпринял попытку прорваться в восточном направлении. Эта попытка удалась и, вырвавшись из окружения, пограничники стали отходить к опушке леса, за д. Рудавец. Прикрыть отход вызвался заместитель политрука И.П. Беляев.

Заняв позицию на пригорке у д. Рудавец, он огнем пулемета отразил несколько атак противника. Когда кончились патроны — выбросил из пулемета замок и скрылся в деревне. Немцы для поиска пограничника устроили в деревне облаву. На второй день облавы, с помощью бывшего кулака, немцы схватили Беляева. Замученного и раненого его под охраной привели на деревенскую площадь, куда согнали местных жителей, и расстреляли5.

Постановлением СМ БССР № 311 от 13 сентября 1967г. одной из застав 86—го отряда было присвоено имя И.П. Беляева. Вскоре после этого в газете «Правда» появилась заметка «Герой остается в строю», где описывался его подвиг и указывалось, что с сентября 1967г. его имя носит одна из застав. Вслед за этим в отряд стали поступать письма и фотографии от людей, которые утверждали, что газета написала именно об их родственнике (муже, брате, племяннике). Наиболее «подходящих по биографии» Беляевых оказалось два человека.

Устанавливать, кто же из них «тот самый», решили с помощью жительницы д. Рудавец, которая сказала, что дружила с «пограничником Беляевым». Из нескольких разложенных перед ней фотографий, она выбрала одну.

Этому Беляеву в торжественной обстановке на заставе был установлен бюст. На родине, в с. Дивное Ставропольского края, одну из улиц назвали его именем, на именную заставу стали призывать земляков героя. А потом выяснилось, что этот Беляев на 4—й заставе 17—го пограничного отряда не служил... Беляев, который 22 июня 1941г. прикрывал отход заставы, был родом из с. Акимовка Запорожской области. В архивах отыскались нужные документы, справки, фотографии. В отряд приехали его вдова Анна Антоновна и сын Василий. Бюст на заставе пришлось заменить, а призывать сюда начали юношей из Акимовки...

Секретарь комсомольской организации младший сержант П.П.Семенов, который в ночь на 22 июня нес службу на наблюдательной вышке правого фланга заставы, вел с нее огонь по начавшим переправу немцам до последнего. А когда они попытались захватить его, тяжелораненого, выбросился с вышки и разбился насмерть6.

Патая застава и штаб второй комендатуры

2—я комендатура дислоцировалась в д. Большие Мотыкалы.

22 июня 1941г. в 4.15 застава подверглась артобстрелу противника, загорелись склады, столовая и казарма. Личный состав комендатуры по тревоге занял оборону. Одна группа в составе 25 человек во главе с лейтенантом Побожаевым на двух машинах была выброшена для поддержки 5—й заставы, которая отошла в направлении ж./д. ст. Лыщицы. Управление комендатуры во главе с комендантом майором И.А. Тропиным начало отходить в направлении г.Жабинка. В бою за комендатуру было ранено восемь человек.

Опорный пункт 5—й заставы и д. Чилеево, в 150 метрах восточнее от которой дислоцировалась застава, также в 4.15 были подвергнуты внезапному артиллерийскому обстрелу, от которого загорелись здания. Командование заставой принял на себя находившийся там начальник отделения службы отряда капитан Семен Максимович Гриненко. Старшим в первом окопе был заместитель политрука Моисей Самуилович Паволоцкий, во втором — заместитель начальника заставы по политчасти политрук Иван Павлович Сорокин, в третьем — начальник заставы младший лейтенант Петр Григорьевич Богомаз.

Застава охраняла участок границы по реке Западный Буг протяженностью около 6 км, на участке заставы проходила шоссейная дорога Янув—Подляски — Большие Мотыкалы — Жабинка. Так как застава находилась на оперативном направлении, то она была укомлектована сверхштата — до 80 человек, а накануне войны на усиление заставы прибыло еще 29 человек.

На участке заставы Западный Буг имел излучину, вклинивающуюся на советскую территорию до 2 км и брод с пологими берегами. Здесь же в Западный Буг впадала р. Лесная. Быстрый захват переправы позволял немцам нанести фланговый танковый удар на юг в направлении Большие Мотыкалы — Брест; на восток — в направлении Лыщицы — Мотыкалы — Жабинка. Поэтому в ночь на 20 июня 1941г. напротив участка заставы, в 4 км за Западным Бугом, разместились 17—я и 18—я танковые дивизии, 29—я мотопехотная дивизия и 167—я пехотная дивизия 47—го моторизованного корпуса 2—й танковой армии вермахта.

Передовой отряд немецких подразделений численностью до 200 человек форсировал Западный Буг через час после начала артобстрела и к 6.00 часам немцы вышли к д. Чилеево. Когда до заставы оставалось около 150 м, немцы стремительно бросились вперед, но их встретил плотный пулеметно—винтовочный огонь. Первая цепь наступавших была почти полностью уничтожена, остальные укрылись во рву. Вскоре к немцам подошла еще одна рота и после короткого, но мощного артиллерийского обстрела они вновь пошли в атаку.

На этот раз пограничники подпустили их на 60—70м, а затем по команде капитана Гриненко открыли огонь из всех видов оружия. Сам капитан вел огонь из станкового пулемета, из ручных — старшина заставы Иван Петрович Максимов и пулеметчик В. Гнатенко.

Понеся большие потери, немцы временно прекратили атаки. В этом бою отличились сержант С.С. Колмаков, рядовые В.В. Лукьянчук, В.Л. Резниченко, С. Горячев, А.С.Сафронов и Г.И. Кромской. Но были и потери — погиб капитан С.М.Гриненко.

В момент передышки из комендатуры на заставу прибыло подкрепление во главе с лейтенантом Ф.М. Побожаевым. Командование группой принял политрук И.П. Сорокин.

Вскоре немецкая пехота вновь пошла в атаку, на этот раз при поддержке танка. Обойдя заставу, они атаковали опорный пункт с фланга. Кавалерист Сидоров и стрелок Александр Черников залегли со связками гранат в яме. Когда до танка оставалось метров 15, Черников бросил связку под гусеницу. Раздался взрыв, и танк замер. Это подбодрило пограничников опорного пункта, и атака противника была отбита. Немцы, понеся потери, отошли. Но понесли потери и пограничники — погибли начальник заставы младший лейтенант П.Г. Богомаз и старший помощник начальника 5—го отделения комендатуры Н.И. Кузнецов, был вторично ранен политрук Сорокин, который взял на себя командование.

Заканчивались боеприпасы, и политрук решил прорываться и попытаться присоединиться к основным силам комендатуры или частям РККА. В группу прикрытия вошло около двадцати добровольцев. Ее возглавил сам политрук И.П. Сорокин. Их позиции атаковало до батальона немцев при поддержке четырех танков. Пограничники держались до 13.00 часов. На другой день после боя местные жители похоронили в братской могиле рядом с заставой капитана С.М. Гриненко, старшего помощника начальника 5—го отделения Н.И. Кузнецова, начальника заставы младшего лейтенанта П.Г. Богомаза, политрука И.П. Сорокина, заместителя политрука М.С. Паволоцкого, сержантов Туманова, Н.С. Надарченко, С.С. Калмыкова, рядовых А.С. Сафонова, Сидорова, Г.С. Павлова и других. Всего — 20 пограничников.

Тяжелораненых пограничников В.В. Лукьянчука, Л.С. Сафронова, С. Горячева и А.Я. Черненкова жители д. Чилеево Шура, Оля, Надя и Володя Сковородко, Нина и Лида Филимонюк укрыли в деревенском сарае, где их лечили и кормили. Но раненых кто—то выдал немцам, которые угнали их на территорию Польши. Раненого пограничника Бориса Сотникова спасла жительница д. Чернавчицы Анастасия Михайловна Котович. После выздоровления он ушел к партизанам.

Вырвавшаяся из окружения группа лейтенанта Ф.М. Побожаева в районе м. Видомля присоединилась к подразделению 15—го стрелкового полка 49—й стрелковой дивизии и в дальнейшем сражалась в его составе.


Леонид Спаткай, историк, действительный член Всероссийского геральдического общества


Ссылки

  • 1 - http://lib.ru/MEMUARY/GERM/guderian.txt
  • 2 - Нестерович В. Мы верили, что вернемся. // Во славу Родины, 28.04. 2004.
  • 3 - ЦПА ФСБ РФ, ф. 532, оп. 2, л. 7–13.
  • 4 - На брестском направлении. // Ветеран границы, 1999, №3. С. 7–10.
  • 5 - Дозорные границы. Мн. , Беларусь. 1984. С. 6.
  • 6 - На Брестском направлении. // Ветеран границы, 1999, №3. С. 7–10.